August 6th, 2010

Любимые песни

Ни о чем я не вспоминаю с такой любовью и теплотой, как о своих студенческих годах, даже если быть точнее, об общаге, о тех друзьях, которых я там приобрела. Мы не просто делили комнату, мы делили кусочек нашей жизни. Мы вместе радовались и огорчались, плакали в обнимку, делились самым сокровенным. А еще мы пели. Репертуар был самым разнообразным: от любовно-трагического до революционно-героического. Например, мы очень любили песню о Щорсе. И эту: "Эгей, эгей! На бронетранспортере! Эгей, эгей! На суше и на море!" Эту полагалось орать в полный голос. Еще мы Пушкина читали, "Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях", а именно, отрывок, где Елисей спрашивает у ветра о своей невесте. Этот отрывок нужно было обязательно читать мрачным шопотом, а дойдя до места: "Там, в норе, во тьме печальной", заорать в полный голос: "ГРОБ КАЧАЕТСЯ ХРУСТАЛЬНЫЙ", так чтобы соседи за стенкой с кроватей попадали (хотя это и не было самоцелью).  Дальше обычно следовал ржач. Кстати, очень здорово снимает стресс.
Однажды на общей кухне, один из мальчиков соседей очень деликатно сказал:
- Девчонки, не могли бы вы петь чуть-чуть потише?
А второй не менее деликатно добавил:
- Нам очень нравится ваш репертуар, особенно Пушкин.
Они были очень воспитанные мальчики.

Бытовое

Мою пол. Любка, естественно, рядом. У нее есть своя тряпочка, и она пыхтит со мной рядом. Больше, конечно, пакостничает чем помогает. Но что делать? Муж смотрит на нас, дает советы (слава Богу, не мне, а то я в таком состоянии прибить готова любого):
- Люба, смотри, у тебя с тряпки вода капает. Надо выжимать!
- Люба, не мешай маме!
Любка смотрит на него, а потом начинает объяснять:
- Папа! Здесь грязь!
Про грязь она повторяет еще раз десять. Муж тяжело вздыхает:
- Если теперь у меня будут две такие чистюли, я сойду с ума.
Чистюли! Мой муж умеет делать комплименты. Это особенно понимаешь, когда окидываешь взглядом захламленную квартиру.
А вообще, я заметила, что сейчас, когда один кот отдан на полный пансион в деревню, а второй продолжает изображать из себя раненного бойца, в квартире стало намного чище.

По крупинке, по колосику

Сегодня едем купаться. Выезжаем за пределы города и муж говорит:
- Вот здесь прошлой осеню у нас восемь фонарей украли.
Восемь обычных таких придорожных фонарей, которые на высоких бетонных столбах. Зачем? Это же не ворованные сотовые телефоны, которые направо и налево сдаются в магазины, и не машины, которые перекрашивают, перебивают номера и продают, и не многое другое, что можно с выгодой перепродать. Значит, сперли для себя. Причем эти фонари еще так просто и не украдешь - нужна техника, чтобы их снять. Следовательно, тот, кто крал, далеко не беден. Да и восемь фонарей, ими поле футбольное осветить можно, ну или очень большой пригородный участок.
В общем, диву даешься да и только. Или это что называется копеечка к копеечке, тут ворованный кирпичик, здесь утащенный фонарик, глядишь вот тебе и дачка?

Опять двадцать пять

Сегодня в супермаркете, все в том же и опять на том же месте, тот же самый пацан, что пытался в прошлый раз отобрать у Любы игрушку и пнул мою корзинку, подошел к Любе и молча сунул ей под нос кулак. Пока решил ограничится этим. Муж покраснел от злости, но сдержался.