August 30th, 2010

О мужчинах. С нежностью и любовью

Так получилось, что по работе я больше сталкиваюсь с мужчинами, и в командировки езжу зачастую в мужском коллективе, иногда изредка разбавленном женщинами. И надо сказать, с мужчинами проще. Они более независимы, самостоятельны, лучше ориентируются в пространстве и на местности, языкового барьера для них, как правило, не существует, и как сказал мне один товарищ про Париж: "А тут вообще заблудиться нельзя. Здесь все дороги ведут к Нотр-Дам". Ну не знаю. Я, как и положено женщине, могу два часа кругами ходить по трем кварталам и на исходе второго часа заметить - что-то домики вокруг меня похожие.
Женщины же отличаются курецеобразной кучкованностью. Только женщины способны после паспортного контроля обсуждать, кому и сколько раз улыбнулся таможенник, параллельно рассматривая, какая страница паспорта у кого проштампована. Только женщины могут наметить себе культурно-музейный маршрут так, чтобы он заканчивался уютным магазинчиком, в котором как раз сегодня распродажа.
Мужчинам этого не надо. Парфюмерно-тряпочные магазины их начинают интересовать лишь к концу командировки, тогда их лица принимают озабоченное выражение, а после третьего по счету понюханного флакона, они машут рукой, спрашивают, какие духи покупаю я, и покупают точно такие. Так что теперь в нашем городе, когда я случайно сталкиваюсь с женщиной, от которой исходит привычный и знакомый мне аромат, я с 99% уверенностью могу сказать - это жена инженера. Причем жена непредусмотрительная. Потому что предусмотрительная жена сует своему благоверному бумажку с написанным названием духов.
В целом же мужчина командировочный - это тема отдельная и заслуживающая особого внимания. Мужчины моего родного предприятия - люди достойные и умные. Ну конечно, и среди них встречаются трусоватые, хамоватые, скупые и инфантильные, но это позорные прыщи на крепком теле славного мужского сообщества.
Хуже всех из прыщей - мужчины, у которых жены всю жизнь в одном пальто ходят.

Инженер Валера был как раз из них.
Вообще-то, Валеру можно было только пожалеть. Профессию он выбрал одну из самых неденежных, жена попалась ленивая и нерасторопная, временно нетрудоустроенная по причине сначала беременности, потом декретного отпуска, а потом отпуска по уходу за ребенком. А еще очевидно у Валериной жены была скатерть-самобранка, швабра-самоубиралка, самовыгуливающийся и самокормящийся ребенок, потому что по Валериным словам выходило, что жена у него ничегошеньки дома не делает, а то, что дома по вечерам его ждут горячий ужин и чистая квартира, так это сущая ерунда, само получается, не иначе.
В общем, с деньгами Валера расставался с трудом и крайне неохотно. Но под конец командировки, видя, что все затариваются подарками для своих дражайших супружниц, он тоже решился и со старшим товарищем Владимиром Алексеевичем отправился в магазин. Владимир Алексеевич решил купить для супруги духи Органза. Валера, предварительно изучив цены на вышеозначенный товар и морально приготовившись распрощаться с N-ой суммой денег, тоже остановил свой выбор на них.
Когда они подошли к полкам с Органзой, к великому удивлению Валеры на полке стояли два совершенно одинаковых флакона, но один из них был на 2(!) евро дешевле. Валера зажмурился, а когда открыл глаза, видение исчезло. Владимир Алексеевич, отличавшийся хорошим чувством юмора, первым схватил чудо-флакон и приготовился наблюдать за Валериной реакцией.
Для начала Валера обыскал всю полку  - может, где завалялся еще один такой же флакончик. Потом пристал к девушке-консультанту, прося на смеси англо-русско-французских слов еще такой же флакончик, который «на ту евро лес». Девушка, внимательно посмотрев на траурное выражение Валериного лица и внутренне посочувствовав Валериной жене, поспешила Валеру утешить и побежала по всей вероятности на склад. Но и тут Валере не повезло. Вернувшись, девушка виновато развела руками и еще раз внутренне посочувствовала незнакомой ей женщине. Валера красноречиво посмотрел на товарища – может,  уступишь, а? Но Владимир Алексеевич не поддался.
Оплатив покупки, мужчины направились к выходу. Но тут взыграло чисто русское любопытство - если флаконы абсолютно одинаковые, то в чем подвох? Они вернулись обратно в магазин, к девушке-консультанту они подойти, правда, не решились и обратились к негру-охраннику с вопросом: "Вот диференс?" Негр, широко улыбнувшись, объяснил, что один флакон - спрей, а второй (тот, что на «ту евро лесс») - нот спрей.
- Ааа, - сказали наши герои и повернули было к выходу.
И тут Владимир Алексеевич застыл в недоумении - если нот спрей, то как? как пользоваться-то?
Они снова вернулись к негру. Тот, улыбнувшись еще шире, выразительно похлопал себя по щекам. Вот, мол, как. Сначала на ручки сбрызнете, месье, а потом по щечкам себя ручками, по щечкам.
Владимир Алексеевич представил себе свою жену и может быть даже выражение ее лица, вспомнил время Тройных одеколонов и Красной Москвы, которые были, разумеется, нот спрей, мысленно послав Валеру ко всем чертям со всей его экономией, предложил ему обмен. Для Валеры это было сродни аттракциону неслыханной щедрости, порозовев от счастья, он согласился, получил вожделенный флакон и 2 (!) евро, и мужчины покинули магазин.
На улице Валеру стали грызть смутные сомнения, что быть нот спрей для Органзы как-то не комильфо. И они вернулись в магазин в третий раз. Поставив на полку флакон нот-спрей и взяв другой, мужчины двинулись на кассу. Кассирша поинтересовалась - а куда они дели тот, дугой флакон? Валера, видимо, устав подбирать иностранные слова, по-русски произнес: "Так поставили" и взмахнул рукой по направлению к полкам. Девушка-консультант, проходившая мимо с коробками товара, громко ойкнула и уронила коробки. Негр, разозлившись, передразнил Валеру: "поставили! поставили!"
Весь оставшийся день и ночь Валера мучился. На следующий день, решив, что это непростительная расточительность, Валера обежал другие парфюмерные магазины в поисках того флакона, который на «ту евро лес», но не нашел. А в тот магазин ему было стыдно идти одному, а Владимир Алексеевич наотрез отказался.