October 18th, 2010

Подумалось

Сейчас все меньше и меньше становится таких интеллигентных бабулек, с милыми и забавными стрижками а-ля тридцатые и сороковые годы, в строгих костюмчиках, забавных шляпках или аккуратных и одновременно кокетливо сдвинутых на бок беретиках.

В моем мире бабушки ходили в платочках, были строги, но не брезговали и крепким словцом, если по делу, у них все спорилось в руках, и от них пахло молоком и пирогами. Правда была еще тетя Тоня. Пожалуй, она одна выбивалась из мира крепких крестьянских домов. Она носила строгие учительские костюмы, пусть невысокие, но каблуки, эти замечательные береты и красила губы в морковный цвет. В ее доме пахло книгами и так вкусно типографской краской от потрясающих календарей с репродукциями русских художников. Она одна говорила мне, что стихи – это красиво, и давала мне почитать такие книги, которые выдавались только в читальных залах библиотек и только под запись.

 

Я смотрю на теперешних пожилых женщин. Большинство из них замотаны, одеты в брюки, дешевые китайские куртки с рынка и шапочки-кепки. Они разговаривают о том, что уродилось/не уродилось нынче в огородах, какую картошку лучше брать на посадку и что делать с жучком, который завелся в луке. Многие из них работают, несмотря на пенсию, потому что денег не хватает, потому что надо помогать детям, потому что уже растут внуки, которых, как водится, любят больше.

 

А какой буду я через двадцать/тридцать лет?