February 9th, 2011

Еще раз про Любовь

Все вовсю готовятся к дню Святого Валентина, покупают валентинки и пишут про любовь. Напишу-ка и я про любовь и про Любовь.

Любовь наша всё никак определиться не может, сегодня «того люблю», завтра «этого люблю».

Толстый Марик, тот, которого девчонки однажды молоточками пластмассовыми поколотили, подходит к Любке в раздевалке, берет её за руку и держит. Она отворачивается, морщится, но руку не одергивает.

- Тебе Марик нравится? – интересуюсь.

- Мама! – в Любкиной голосе звучит неподдельное возмущение – Он даже говорить не умеет!

Правильно, значит, что женщины любят ушами.

Позавчера ей нравился Мирик (у нас Марики, Мирики, мы тоже сначала в них путались), вчера она его разлюбила.

- Что же я буду его любить, если он плачет?

Плакать Любка и сама любит, и никому эту прерогативу не отдаст.

Бабушке она нашептывает про Никиту, страстно так нашептывает, что бабушка пребывает в полной уверенности, что вот она – первая любовь. Мы с мужем эту уверенность не разделяем, потому что сейчас всё чаще и чаще в разговорах упоминается Миша, которому, по всей видимости, уже удалось реабилитироваться в Любкиных глазах после позорного мокрого дела.

А еще у нас в группе Костя есть. Ну и так, по мелочи разные, друзья детства.  

Всё-таки трудно быть красивой женщиной…