April 3rd, 2011

Субботнее

Вообще-то, в выходные мне дают отоспаться. Часов до десяти. И я им очень благодарна за это. Потому что, несмотря на падающие на меня периодически игрушки, на шаманские беганья с бубном вокруг кровати и на мужнины крики «Люба, ну дай же маме поспать», я всё-таки сплю.

У мужа, конечно, есть свой меркантильный интерес – он считает, что выспавшаяся, я добрее. В принципе, так оно и есть, только доброта – вещь относительная, и поутру я, в зависимости от количества разбросанных игрушек и нарезанных бумажек на полу, разноцветных заколок на коте и грязных чашек на горизонтальных поверхностях, равно как и всеобщего ощущения, что в квартире был или налёт или бегемот, из выспавшейся благодушно-настроенной дамочки трансформируюсь в фурию «маму обыкновенную».

 

А день сегодня чудесный. Солнышко ласковое, ветерок лёгкий, приветливый, ручьи под ногами просто требуют, чтобы по ним пускали кораблики и непременно, чтоб с алыми парусами. Разморённые коты, пережившие нелёгкий март, сонно подпирают стены домов. А вдоль дома бредёт кот, благородного дымчатого окраса.

- Васька, Васька! – кричу ему я.

- Что ты! – одергивает меня муж, - Разве это Васька? Это же наверняка какой-нибудь Ромуальд.

На углу дома Ромуальд нос к носу сталкивается с серым котом, чья бабушка согрешила не то с персом, не то с воеводой из Сибирских лесов, Котом Котофеичем, не то с обоими сразу. Они молча смотрят друг на друга и лениво, словно по инерции, где-то примерно с минуту, воют друг на друга и расходятся в разные стороны.

- И это всё? – разочарованно протягивает муж.

И мы идём дальше, медленно, не спеша, под аккомпанемент грохочущего игрушечного грузовичка, который Любка тянет за собой на веревочке…