February 9th, 2013

Троша хороший

Вчера к нам пришли четверо - среди них одна женщина, переодетая мужчиной… (С)

На самом деле вчера к нам пришли две тетёньки и, потряхивая перед носом зелёной ученической тетрадкой за 2 коп., призвали нас голосовать против ТСЖ и за управляющую компанию.

Удивительное всегда рядом – люди готовы добровольно отдаться в руки чиновников от ЖКХ, добровольно относить им свои кровные, с улыбкой встречать похмельных сантехников, месяцами добиваться, чтобы им в подъезде сменили лампочку, зажимать носы от запаха мусоропровода, любоваться на обшарпанные столетнемытые стены, лишь бы ИХ НЕ ТРОГАЛИ, НЕ ЗАСТАВЛЯЛИ ЧТО-ТО РЕШАТЬ САМИМ.

А то ТСЖ чего-то выдумывает – строить детский городок, оборудовать стоянку, камер везде понавешало, датчики движения установило, на подоконниках в подъездах цветы поставило, машину двор чистить заказывает, подъезды – страшно вымолвить – каждый день моют. С мылом! Прямо европы какие.

Нет, нам такого не надо.

Нам надо родную контору ЖКХ с непробиваемыми тётками.

Зато унылыми зимними вечерами будет кого клясть на кухне – чиновников, государство, правительство…


PS Ну, теперь, стало быть, пошло. Пропал дом. Все будет как по маслу: вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замерзнут трубы, потом лопнет паровое отопление и так далее… (C)


Троша хороший

Кошачьи страдания

Кот повадился садиться на клавиатуру – моего компа и мужниного ноута – и круглой толстой попой пишет разные ругательные слова.

Причем, как кот интеллигентный, густо сдабривает особо нецензурные звёздочками.

На моём компе среди кошачьего неизданного с огромным отрывом лидирует слово «ж*******ппппаааа». А мужу в ноуте вчера в наше отсутствие написал: «Уууу пржпржпжрпжпр б******диииииии».

Сейчас сидит у входной двери с лицом «Лермонтов в изгнании», с тоской смотрит на дверь и изредка с нескрываемым презрением на нас.

- Может ему дедушкин емейл дать? – задумчиво произносит муж.

При слове «дедушка» кот недоверчиво косит коричневым глазом.

Дедушке кот нецензурных слов писать не будет. Дедушке он напишет: «Милый дедушка, Николай Яковлевич! Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался. Христом богом тебя молю, возьми меня отседа. Пожалей ты меня сироту несчастную, а то не любят меня здеся и кушать страсть как хочется».