alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Вредная книжка

- Василий Иваныч, вот, подпиши заявление. Я жениться хочу!
Петька протянул Василию Ивановичу измятый листок бумаги.
- Хм, - хмыкнул Василий Иваныч и подкрутил правый ус, - жениться, говоришь. Сейчас? Когда революция в опасности?
- Дык, сердцу не прикажешь, Василий Иваныч, - Петька переступил с ноги на ногу.
- И на ком же ты, Петька, жениться собрался?
- Дык, на Анке, - осклабился Петька, - больше ж не на ком. Пока революция в опасности.
- На Анке, говоришь?
- Ага.
- А знаешь ли ты, Петька, - Василий Иваныч подкрутил левый ус, - что Анка твоя белогвардейская сволочь и контрреволюционный элемент.
- Анка? Да она ж… она ж… Она ж пулемётчица! – задохнулся Петька.
- Засланный казачок, твоя Анка, - хитро прищурился Василий Иваныч и зычно крикнул, - эй, Анка, подь сюды.
В дверях показалась Анка, смущённо оправляя тельняшку.
- А вот скажи мне, Анка, - начал Василий Иваныч, - отчего это ты на правую ногу прихрамываешь?
- Да я… да я… - зарделась Анка, - да я на колчаковских фронтах ранена…
- Ой, да хоть мне-то не ври, - перебил её Василий Иваныч, - на колчаковских фронтах… Это она под поезд бросилась, когда её полюбовник бросил, вот!
Василий Иваныч торжественно подкрутил оба уса.
- Вот, в энтой книжке всё про это написано.
Василий Иваныч ткнул пальцем в обтрёпанную книгу, лежащую на столе, и сурово сдвинул брови.
- Граф Толстой написал.
- Граф! – присвистнул Петька.
- Контрреволюционный элемент, - припечатала Анка.
- Э нет, - покачал головой Василий Иваныч, - это другой граф, свой, зеркало русской революции. Он босой ходил и котлет не ел.
На минуту в комнате повисла тишина. Первым прервал молчание Петька.
- А ты вот скажи мне, Василий Иваныч, кто тебе эту книжку дал?
- Дык Фурманов и дал.
- Аааа, - радостно хлопнул себя по бокам Петька, - так он и мне эту книжку давал. Василий Иваныч, в этой книжке про другую Анку написано, не про нашу.
- Не про нашу? – подозрительно прищурился Василий Иваныч.
- Конечно, не про нашу. Та-то Анка, она под поезд бросилась и того… померла!
- Как померла?
- Так вот взяла и померла. Насмерть поездом переехата была.
- То есть как насмерть? - Василий Иваныч нахмурился, - а что ж машинист не затормозил-то? Видать, пьян был шельмец.
- Вестимо, пьян, - согласно закивал головой Петька, - это ж когда было-то! При царском режиме.
- М-да, - задумчиво протянул Василий Иваныч, - значит, говоришь, другая это Анка.
- Другая, Василий Иваныч, как есть другая.
- Ну хорошо коли так, - Василий Иваныч почесал кадык и с сомнением взглянул на книгу, - а может, и не такая уж и хорошая эта книга, а Петька?
- Дык, известно дело, дрянь книжонка!
- Что ль в печку её?
- В печку, Василий Иваныч! – радостно закивал головой Петька.
Книжка полетела в огонь. Пламя весело лизнуло корешок, закрутило страницы. Буржуйка охнула и деловито затрещала.
- Эта, - помялся Петька, - Василий Иваныч, так что там, можно жениться-то али как?
- Да женитесь, чёрт с вами, - грустно махнул рукой Василий Иваныч, - раз бабы под поезда бросаются…

***
- Слушай, а ведь врёт всё Фурманов-то, - сказала Анка Петьке, - про графа-то. Ну как так, чтобы граф и котлет не ел.
- Да, врёт, знамо дело, - согласился Петька, - ел граф котлеты, ел, а когда книжку ту писал, ещё как лопал…
Tags: Сказки, Чистой воды графоманство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments