November 16th, 2017

Или вот вчера

подходит ко мне на улице тонконогое прыщавое создание лет пятнадцати, в узких брючках, в меру укороченных так, чтобы стыдливо явить миру весёленькие носочки с микки маусом, и ломающимся баском просит дать ему денег на проезд.

В качестве лирического отступления скажу, что внешность моя располагает и притягивает асоциальный элемент, цыганок, маргиналов, типов с маниакально-философской жизненной позицией и городских сумасшедших. И ещё мальчиков, которые просят денег. Этих так и вообще на регулярной основе.

Так вот, подходит ко мне этот вьюнош бледный со взором горящим и говорит:
- Тётенька, дайте двадцать рублей на проезд.

Я, конечно, никогда не даю, и совести угрызения меня по этому поводу не мучают. А мучает другое.

Скажите мне, какое такое обстоятельство непреодолимой силы может заставить пятнадцатилетнего капитана дебила просить денег у незнакомых тёток. Я всё силюсь вообразить себе хоть какую-нибудь более-менее правдоподобную ситуацию, и у меня не получается. Ну разве что, шёл-шёл по улице, вдруг – бац – и перед тобой портал, и ты, раз, и уже на другом конце города. Без денег и без мамы.

Не, ну может, конечно, это они теперь так денег на сигареты стреляют. Но тут уж не ко мне, а к Минздраву. Который предупреждает.

А на завтра

Любке в школу нужен песок. Для опытов.

Вот ни раньше, ни позже, а именно в середине ноября, когда с неба то дождь, то снег, то снег с дождём, то дождь со снегом, а под ногами в целом и в песочнице в частности такое говнище, ну что прям исключительно только для опытов.

И почему не в середине января, например? Или не в начале марта? А?

Хотя теперь я понимаю наши городские коммунальные службы, которые в прошлом году во дворах столы для настольного тенниса зимой устанавливали. Прямо в снег их вбивали. И это не потому, что руки из жопы, а голова из пенопласта, нет. Просто нельзя без трудностей жить, усвой это со школы. А вдруг завтра апокалипсис? А ты не готов, товарищ!
Collapse )