February 10th, 2020

Чувство меры

Вчера Лулу украла майонез.

Строго говоря, майонез сам был виноват. Он лежал на тарелке рядом с горсткой жареных пельменей, порочно растекшись мягкой лужицей и маня масляными и жирными боками.
Хозяйка забытой тарелки на минуточку отвлеклась, чтобы поинстаграммить в инстаграмме или полайкать в лайке, или… да мало ли дел у девочки-подростка! А у каждого времени, как известно, свое измерение, и Любкиной минутки вполне хватило, чтобы майонез смог коварно соблазнить невинную Лулу.

- Ого! Маянезик! – тоненько воскликнула Лулу и, сраженная его – маянезика – соблазнительными формами, пала в его жаркие объятья.

… И Лулу, и Любка пребывают пока в том нежном и восхитительном возрасте, когда можно есть пельмени тазиками, майонез ложками и полировать это все убийственной газировкой, причем совершенно не опасаясь, что и майонез, и пельмени, и чипсы-дрипсы обхватят тесным обручем место, именуемое талией, растекаясь целлюлитными дорожками по бедрам.

… А потом Лулу тошнило под диваном.

А потом она сидела в углу и обиженно смотрела на нас и на недобрый и опасный мир.

А мы смотрели на Лулу и говорили, повторяя вслед за мудрым Кар-Карычем: чувство меры, деточка, чувство меры!
Collapse )

Утренний кофе

Зашла утром в кафе. Попросила капучино и круассан с соленой карамелью.
Стоявший за мной мужчина, высокий, строгий, при костюме и галстуке, взял круассан с чаем.
- А кофе ваш я больше брать не буду! – сказал мужчина и повесил красивую театральную паузу.
Collapse )