June 22nd, 2021

Память

Иногда мы со школьной подружкой Наташкой ходили к её бабушке.
Семья у Наташки была так себе: с матерью отношения были натянутые, а отец… отец у Наташки пил. В трезвом виде он был милейший человек, рабочий – золотые руки, тут без преувеличения, но, напившись, делался буйным и невменяемым.
А вот бабушка Наташкина была такая классическая: аккуратная, маленькая, чистенькая, кругленькая бабушка в белом платочке. Она называла Наташку Наточкой, а меня Олечкой и всё норовила всучить нам обеим чего-нибудь вкусненькое.
Меня поведение Наташкиной бабушки сбивало с толку, потому что в моей семье женщины старшего поколения с детьми особо не сюсюкали. Обе мои бабушки, и деревенская (папина), и городская (мамина) были женщинами строгими и на ласку скупыми.
И если деревенская бабушка, к которой меня отправляли на лето, иногда выказывала что-то, отдаленно напоминающее любовь, то бабушка городская и на это не разменивалась.
Если бы меня попросили охарактеризовать мою городскую бабушку парой слов, я бы, не задумываясь, сказала: некрасовская женщина. Ну да, та самая, которая и коня на скаку, и в избу горящую, у которой и хата, и квасок, ну и далее по тексту.

Collapse )