alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Неправильные собаки и ненастоящие коты

Если бы в нашей семье после того, как мы с братом постоянно канючили: "Давайте заведем кошечку или собачку", на что мама неизменно отвечала: "Я вам сама и погавкаю, и помяучу", первой появилась собака, вполне возможно, что я была бы заядлая собачница. Но так вышло, что первой в доме появилась кошка, что и определило мою любовь на всю оставшуюся жизнь.

Наташка же всегда мечтала о собаке. Не о какой-то там кошке, хомячке, попугайчике или рыбках, а о СОБАКЕ. И не просто о собаке, а непременно о большой собаке - маленьких она не признавала как класс. Вообще!
И однажды у Наташки появилась собака - восточно-европейская овчарка, а вернее овчарк, а еще вернее овчареныш - забавный щен по имени Дик. Сначала Дик был милым и веселым щенком, доверчивым и непосредственным как все дети. Потом он научился держать уши торчком, а хвост делать прямой колбаской вместо задорного бублика. А еще несколько месяцев спустя это уже был огромный пес размером с теленка. Наташка воображала, как он будет охранять ее от разных хулиганов, выполнять команды и вообще. Все примерно так и получилось. Ну или почти так.
Команды Дик выполнял охотно. По причине своей природной доброты он ужасно не любил огорчать свою любимую хозяйку, поэтому они сидел, лежал, восторженно лаял по ее команде и даже приносил палку. Вот только команды "фас" Дик не понимал. Нет, даже не так, он понимал ее, но исключительно по-своему. При слове "фас" он удивительно проворно бросался на потенциального врага, и если враг не успевал испугаться (испугом разной степени тяжести), то рисковал быть зацелованным вусмерть. Уж что-что, а целоваться Дик любил. Прямо по-есенински - "и никого ни капли не спросив, как пьяный друг ты лезешь целоваться". Да, и еще Дик очень любил пьяных. Я слышала, что вообще-то собаки пьяных не жалуют, но Дик был другой. С душой поэта и... вора.
Весной, когда на деревьях набухали почки и проклевывались первые нежные зеленые листочки, оттаивали и первые дворовые подснежники пьянчужки. Уютно расположившись у подъездов и на дворовых лавочках, они неспешно вели свои беседы за жизнь и "ты меня уважаешь". Дик такие беседы обожал, и поэтому, если Наташка не успевала взять его на поводок, немедленно присоединялся к компании на троих четвертым добродушным и благодарным слушателем.
Однажды, возвращаясь не помню откуда, и болтая с Наташкой о своем о женском, мы и не заметили троих мужичков, расположившихся на трубах теплотрассы. Мужички аккуратно расстелили газетку, на которой были красиво и с любовью расставлены бутылочка, стаканы и сырок "Дружба" в виде закуски. Они были в том приятном предвкушении скромной радости, в которой пребывают те, которые еще не переступили порог трясущихся рук и запойного потребления дешевой отравы. Мы с Наташкой не успели и глазом моргнуть, как Дик присоединился к честной компании, откуда доносилось:
- Славный пес!
- Подь, подь сюды, ууу, собака!
Дик радостно вилял хвостом, который совершенно забыл о том, что должен быть прямой колбаской и предательски завернулся в задорный бублик, лез целоваться к мужикам и бодал то одного, то другого своим круглым лбом. Наташка сделала строгое лицо и грозным голосов стала звать:
- Дик! К ноге! К ноге! Дик!
Дик повернул голову в сторону хозяйки, потом грустно и тоскливо посмотрел на вновь обретенных друзей, сделал хвост колбаской и потрусил в нашу сторону. Наташка строго его отчитала, взяла на поводок, и мы уже двинулись было по направлению к дому, как вслед нам донеслось:
- А где сыр? Эээ, собака, вернись! Девчонки, отдайте сыр!
Первым понял, что пришло время делать ноги, и рванул Дик, потянув за собой на поводке Наташку, а я следом за ними.
Зато Дик был очень добрым...

У нас на огороде завелся крот. Толстый, с лоснящейся черной шкурой, невероятно наглый, он словно сошел со страниц сказки о Дюймовочке. Крот никого не боялся. Первой его обнаружила бабушка и позвала девчонок посмотреть на крота. Девчонки вынесли вердикт:
- Надо кота!
Хотя котов в нашем деревенском доме явный перебор, сейчас, когда понадобилась их непосредственная кошачья помощь, вдруг оказалось, что их нехватка. Муську дедушка привозил из города только по выходным, и все выходные она занималась тем, что флиртовала с Васькой (дальше флирта, правда, дело не заходило), Васька, в отсутствии невесты-недотроги, искал счастье на стороне, под теплым бочком кошки бабы Лиды, Трофим, как заласканный со всех сторон больной, возлежал в доме на подушках, и когда кто-нибудь проходил мимо, медленно приподнимал голову и говорил:
- Мяяяуууу
что могло означать только одно: какой же я несчастный всеми брошенный и позабытый больной котик, и все-то у меня болит, и если вы мне сейчас же не дадите чего-нибудь вкусненького, я помру прямо здесь всем вам назло.
Оставался только Маркиз, который грел свои старые бока на лавочке. Он и был торжественно доставлен к кроту. Маркиз внимательно посмотрел на крота, повернулся к нему спиной, отошел к кусту малины, приподнял хвост, пометил территорию и нетерпеливо удалился.
Не маркизье это дело - кротов ловить.
Сделав несколько шагов, он обернулся и укоризненно посмотрел на нас.
Tags: Живность
Subscribe

  • Просто так

    Фима Флеркен, пронзенный солнцем:

  • Трошенька ловит лягушку

    Любка прислала видео из деревни PS Ни одна лягушка не пострадала.

  • ***

    Ребёнка прочитала «Пищеблок» Алексея Иванова. За два дня подмахнула, я даже не ожидала. Выложила то ли в тик-токе, то ли в инстаграме…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments