alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Где же кружка?

- Унылая пора, очей очарованье, приятна мне твоя прощальная краса… - Александр Сергеевич отложил перо, откинулся на спинку кресла и задумался. За окном уныло барабанил дождь. Крупные капли ударялись о стекло, некрасиво расползаясь и стекая вниз.
Александр Сергеевич снова взялся за перо, слегка прикусил его кончик и поморщился. Быстренько в несколько штрихов набросал на краю листа женский профиль. Получилась барышня, весьма премиленькая. Александр Сергеевич вздохнул и пририсовал барышне усы. Барышня преобразилась в гусара. Впрочем, тоже довольно хорошенького.
- Няня! – крикнул Александр Сергеевич. – Няня, где же кружка?
Где-то в глубине дома негромко скрипнула половица. Звук повис в глухой тишине длинной задумчивой нотой и тут же резко оборвался.
- Няня! – повторил Александр Сергеевич, впрочем, без особой надежды.
Дверь кабинета негромко отворилась, показалась круглая веснушчатая физиономия дворовой девки Парашки.
- Звали, барин? – толстые Парашкины губы расплылись в глупой улыбке.
- Где няня?
- Дык, нету. С Егорычем в баньке она, - Парашка повела покатыми плечами.
- А где же кружка? – жалобно пискнул Александр Сергеевич.
Парашка снова пожала плечами.
– Может надоть чаво, барин?
- Пшла вон, - незлобно цыкнул на нее Александр Сергеевич. Парашкина голова быстро исчезла, дверь легонько щелкнула. Александр Сергеевич устало прикрыл глаза, закинул руки за голову и глубоко задумался. Дождь все пел за окном свою тягучую тоскливую песню.
***
- Унылая пора, очей очарованье, приятна мне твоя прощальная кра… - Наталья Павловна споткнулась на полуслове. Серая хмарь за окном давила на грудь и на сердце. Тоска… Наталья Павловна оглянулась и бросила взгляд на класс. Петров на третьей парте ковырял в носу. Бочкина отчаянно полировала пилкой ногти, на пятой парте у окна Кошкин с Белкиной резались в подкидного, Сидоров, наклонившись, что-то яростно искал под партой. Записку, наверно, уронил, устало подумала Наталья Павловна и отвернулась к окну. Дождь застучал по стеклу еще сильнее.
Сидоров выпрямился, разжал пальцы, расправил скомканную записку. «Сегодня вечером собираемся у Косого, у него родители свалили. Бухло будет». Сидоров улыбнулся. За окном, низкие серые тучи чуть раздвинулись, обнажив краешек голубого, еще летнего неба.
***
- Представляете, Андрей Бамбинтонович! Я им Пушкина читаю, а они… кто в носу ковыряется, кто…
- Да ладно, Наташа, забей! – физрук опасно приблизился, обволакивая Наталья Павловну резким запахом одеколона. – Вечером у Петровича собираемся, не забыла? Винишко, шампусик, коньячок…
Наталья Павловна не сводила глаз с могучей груди физрука, на которой сексуально подрагивал красный свисток. За окном блеснул лучик солнца.
***
- Александр Сергеевич, душенька, звали?
Александр Сергеевич приоткрыл глаза. Рядом с креслом стояла няня.
- Няня… - Александр Сергеевич облизал пересохшие губы. – Няня… где же кружка?
- Да вот же она, Сашенька! – няня протянула кружку Александру Сергеевичу.
Дождь за окном застучал все бойчее, но теперь сквозь нежную и грустную мелодию явственно проступали звуки бравурного марша и жизнеутверждающего гимна…
Tags: Сказки, Чистой воды графоманство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments