alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Красавица и чудовище

- Сколько вам, Анечка? Тридцать два? Вот-вот. А часики-то идут. Тикают часики. Вам бы ребеночка родить. Вот только мужчин приличных сейчас все меньше и меньше… Но вы не переживайте, Анечка, есть у меня один на примете. Сын моей приятельницы, Володя…
Аня с тоской слушала разглагольствования главбухши, Тамары Львовны. Тамара Львовна коллекционировала приятельниц с непристроенными сынками, и ее призвание заключалось вовсе не в сведении баланса.
- Хороший молодой человек, сорок лет, не курит, не пьет, женат не был. Но для мужчины это даже и хорошо, нет бывшей жены и детей тоже нет. А то, всякое, Анечка, случается. А тут, приличный мужчина, зарабатывает хорошо и без довеска…
Сидевшая рядом Алина – три брака в анамнезе – презрительно фыркнула.
- Да и для женщины, - поджала губы Тамара Львовна. – Тоже неплохо не иметь лишнего за спиной.
Алина снова презрительно фыркнула.
- Анечка, соглашайтесь, - Тамара Львовна доверительно подалась в Анину сторону. – Собственно говоря, ну что вы теряете?
Терять Ане и вправду было нечего, и она обреченно кивнула головой в знак согласия.
- Слабачка! – засмеялась Алина.
***
На свидание Аня опоздала.
Ну это ж ничего, думала она, женщине можно.
Он уже ждал ее в кафе, высокий опрятный мужчина в темном отутюженном костюме. Белоснежная рубашка, безупречно подобранный галстук, гладко выбритые щеки, очки в модной оправе, волосы причесаны волосинка к волосинке.
Брильянтином он их смазывает, что ли? - подумала Аня и на всякий случай попыталась рукой пригладить свои непослушные вихры, но безуспешно. Кудри все равно топорщились в разные стороны, и Аня махнула рукой.
- Привет, Володя! – бодро поздоровалась она, плюхаясь на стул напротив и протягивая руку.
- Добрый вечер, Анна Вячеславовна, - чопорно произнес мужчина, привстал, принимая протянутую руку, элегантно наклонился и едва коснулся холодными губами Аниной руки.
Даже так? – мелькнуло в Аниной голове.
- Думаю, Анна Вячеславовна, нам следует немного познакомиться поближе. Не возражаете?
Аня не возражала.
- Зовут меня, как вы, наверно, уже знаете, Владимир Иннокентьевич, - продолжил он. – Я родился…
Далее последовал долгий и нудный монолог. Владимир Иннокентьевич подробно описывал, где родился, где учился, где жил, служил, к чему привлекался и не привлекался, пересыпая свои сведения точными датами и не забывая давать ссылки на геолокацию.
- Собственно говоря, это все, - завершил он наконец свою речь. – Я понимаю, что трудно вот так сходу запомнить все, что я сказал, да, возможно, и я что-то забыл… - хотя по лицу его явно было видно, что ничего он не забыл. – Поэтому я тут приготовил краткую биографию, обшие вехи, так сказать…
С этими словами Владимир Иннокентьевич извлек из-под стула аккуратный коричневый кожаный портфель и достал оттуда увесистую папку.
- Вот, - он протянул Ане папку. – Можете еще раз ознакомиться.
Аня взяла папку в руки, решительно не зная, что с ней делать дальше.
- Ну а теперь, расскажите немного о себе, - любезно разрешил Владимир Иннокентьевич.
- Я… о себе… - замялась Аня. – Да в общем-то нечего и рассказывать. Все как у всех – родилась, училась, сейчас вот работаю…
Она замолчала. Разговор не клеился.
- У вас вот тут, шерстинка, - первым прервал затянувшееся молчание Владимир Иннокентьевич, указывая пальцем на Анино плечо.
- Где? А это! – засмеялась Аня. – Это кот.
И, поймав недоуменный взгляд собеседника, пояснила:
- У меня дома кот.
- И он спит на ваших вещах? – содрогнулся Владимир Иннокентьевич.
- Ну да, иногда… бывает, - Аня замялась, словно уличенная в чем-то постыдном.
Остаток вечера тянулся бесконечно долго. По самый конец, не выдержав, Аня неловко соврала, что ей надо срочно бежать и – ах, нет, не провожайте меня – наспех попрощалась и устремилась к двери.
На улице она еще долго не могла надышаться, вдыхая всей грудью колючий морозный ветер, подставив лицо холодным снежинкам…
***
Владимир Иннокентьевич внимательно изучил счет, сверив на калькуляторе и для надежности посчитав на листке бумаги, достал увесистый бумажник, отсчитал 983 рубля 72 копейки и протянул официантке. Та взяла деньги, криво улыбаясь.
- Послушай! – официантка уже повернулась спиной, чтобы уйти.
- Может расколдуешь меня уже? Сил моих больше никаких нет.
Официантка медленно обернулась.
- Не могу, Володя, - покачала она головой. – Не могу. Это не в моей компетенции. Ты же знаешь правила, - и она процитировала. – И быть тебе чудовищем, пока не полюбит тебя красна девица…
Владимир Иннокентьевич тяжело вздохнул и горестно обхватил голову руками.
- Но, знаешь что, - официантка присела на краешек стула рядом. – Могу дать тебе бесплатный совет. Заведи ты себе аленький цветочек…
Владимир Иннокентьевич удивленно вскинул голову.
- Ну да, - продолжила она. – Аленький цветочек. Говорят, на него очень клюют сердобольные дурочки, обладающие силой нерастраченной любви и жаждущие перевоспитывать чудовища. Заведи, Володя. Говорю тебе – верное средство.
Tags: Сказки, Чистой воды графоманство
Subscribe

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 18

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 17 - Ну и гадина, стерва, это надо же, надо же! – зло шипела Нина Павловна, остервенело протирая…

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 17

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 16 И крепость пала. Виталькина мать объявила об этом во всеуслышанье, торжествующе улыбаясь. Нет, конечно,…

  • Баб Ёг. 16 серия

    Баб Ёг. 15 серия - А разве нам, царям, легко? – говорил Кощей Аполлоныч, восседая во главе обеденного стола. Конечно, он не прямо так…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 18

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 17 - Ну и гадина, стерва, это надо же, надо же! – зло шипела Нина Павловна, остервенело протирая…

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 17

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 16 И крепость пала. Виталькина мать объявила об этом во всеуслышанье, торжествующе улыбаясь. Нет, конечно,…

  • Баб Ёг. 16 серия

    Баб Ёг. 15 серия - А разве нам, царям, легко? – говорил Кощей Аполлоныч, восседая во главе обеденного стола. Конечно, он не прямо так…