alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Исполнитель желаний

- А покажите ещё, пожалуйста, вон те часики.
Я осторожно снимаю с полки часы, небольшие, но достаточно тяжёлые, аккуратно ставлю на прилавок перед покупателем. Точнее, перед покупателями.
- Нравится, дорогая?
Она проводит тонким пальчиком с безупречным маникюром по вырезанным ангелочкам на корпусе, задумчиво обводит циферблат, легко касается ажурных стрелок.
- Миленькие.
- Какой век? – интересуется он.
- Восемнадцатый, - зачем-то вру я.
Он, конечно, может погуглить, но, разумеется, не будет.
Она снова задумчиво смотрит на часы.
- Это для чего? Для кукушки? – она показывает на маленькое окошечко над циферблатом.
- Здесь живёт маленький гномик, он исполняет желания, - отвечаю я.
Она чуть приподнимает уголки губ в вежливой улыбке. Он тоже улыбается, выставляя напоказ белоснежные зубы. Улыбка – как в рекламе. И вообще они – красивая пара, как эти… как их… Барби и Кен, вот!
- А вы шутник, - он поворачивает часы из стороны в сторону, внимательно оглядывая потёртый корпус. Тут царапина, здесь лак облупился, а вы чего хотели – восемнадцатый век как-никак.
Она равнодушно смотрит в окно. Я следую за её взглядом. Прямо под окнами стоит дилижанс. Через приоткрытую дверцу видно девушку – бледное тонкое лицо, почти прозрачные руки, опущенные на потрёпанный томик. Наверняка, французский роман. Сейчас кучер сядет на козлы, и дилижанс тронется, увозя девушку навстречу новой жизни в старинное поместье, где ей предложили место горничной… нет гувернантки, спохватываюсь я, вспоминая потрёпанный томик в замёрзших руках.
Мы с моей покупательницей смотрим в окно. Я вижу дилижанс. Она видит дождь. Только дождь. Отсутствие воображения само по себе не является пороком и всё же, и всё же…
- Сколько, вы сказали, они стОят?
Я ничего не говорил, но правила игры – такие правила. Называю цену. Он начинает торговаться. Долго. До последней копейки. Я вяло отбиваюсь.
Наконец мы сходимся на приемлемой цене – достаточно низкой для него и достаточно высокой для меня. Я снова смотрю в окно, дилижанс уже уехал.
- Как же надоел этот дождь, - вздыхает она.
***
- И смотри, поаккуратней, пожалуйста. Не урони. Это антиквариат, шестнадцатый век! – хозяйка поворачивается к горничной.
Горничная, низенькая, крепко сбитая девица, лет двадцати с хвостиком, равнодушно смотрит на хозяйку, на часы. Её круглые глаза ничего не выражают.
- Да уж не уроню, не беспокойтесь.
- Разобьёшь, как те две фарфоровые статуэтки…
- Да не разбивала я, они сами, - перебивает горничная. Хозяйка досадливо морщится.
- Разобьёшь, как те две статуэтки, вычту из жалованья.
В глазах горничной на мгновенье мелькает что-то похожее на ненависть, но тут же гаснет.
Гулко цокают каблучки по паркету. Хозяйка ушла. Горничная лениво смахивает пыль, с полки, с часов, зевает, окидывает сонным взглядом часы – что за старье, в царапинах, углы отбиты, шестнадцатый век, как же… Нажимает коротким толстым пальцем дверцу над циферблатом, та открывается с тусклым щелчком, на паркет падает куколка. Маленький гномик.
***
Звонит входной колокольчик.
Опять посетители и опять двое. Он – невысокий, щуплый, лысый, в спортивном костюме «под адидас», она – по-деревенски крепкая, тяжёлые бедра, обтянутые пёстрыми легинсами, волосы грязно-мышиного цвета убраны в неопрятный хвост.
Эти не покупать пришли. Значит, чего-то хотят продать. Улыбаюсь фирменной улыбкой.
- Тут, командир, эта… вещица у нас одна есть, - мнётся парень. – Анька, покажь.
Он тычет девицу локтем в бок. Девица достаёт из сумочки, расшитой пайетками и стразиками, игрушку – маленького гномика в изумрудном сюртуке с золотыми причудливыми пуговицами. Миниатюрные золотые пряжки украшают лакированные башмачки, и ещё такая же пряжка на высокой тулье забавной шляпы.
- Сколько дашь, командир?
Я называю цену – слишком высокую для них, слишком низкую для меня. Вижу, как тусклые глаза девицы жадно вспыхивают.
- Мы согласны, - быстро говорит она.
- Хорошо. Я на минуточку.
Я скрываюсь в соседней комнате, слышу сквозь приоткрытую дверь.
- Дура! – яростно шепчет парень. – Надо было поторговаться.
- Сам дурак! – огрызается девица.
***
Я осторожно ставлю гномика на стол, он падает, заваливаясь на бок. Снова поднимаю, слегка щёлкаю его по шляпе.
- Ну же, - говорю я. – Ну же, оживай.
Гномик поднимает руку, нехотя отмахивается.
- Что случилось? – спрашиваю я. – Ты разучился творить волшебство? Разучился исполнять желания?
- Желания? – хрипло смеётся гном. – Желания… Их нет. У них ничего нет, ни желаний, ни фантазий, ни даже крохотной завалявшейся мечты. Как можно исполнить то, чего нет?
И он снова застывает.
Звонит колокольчик. И у меня опять появляется робкая надежда. Возможно, кто-то всё-таки пришёл ко мне за своей мечтой…
Tags: Сказки, Чистой воды графоманство
Subscribe

  • Чего б почитать?

    Неожиданно образовался читательский кризис. Весной приличные женщины говорят: мне нечего надеть. А мне вот нечего почитать. Хотя и надеть тоже. А всё…

  • Лингвистическое

    Вчера занимаюсь испанским, муж возится по хозяйству – вынимает из стиралки белье и развешивает. Заходит в комнату и задумчиво говорит: -…

  • Просто так

    Про Андрея Болконского половина из тех, кто читал или хоть когда-нибудь что-нибудь слышал о «Войне и мире», скажут – сухарь в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Чего б почитать?

    Неожиданно образовался читательский кризис. Весной приличные женщины говорят: мне нечего надеть. А мне вот нечего почитать. Хотя и надеть тоже. А всё…

  • Лингвистическое

    Вчера занимаюсь испанским, муж возится по хозяйству – вынимает из стиралки белье и развешивает. Заходит в комнату и задумчиво говорит: -…

  • Просто так

    Про Андрея Болконского половина из тех, кто читал или хоть когда-нибудь что-нибудь слышал о «Войне и мире», скажут – сухарь в…