alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

И еще о трудах

На днях я услышала, как соседка снизу, мать троих детей, горько сетует своей подружке, что ее дочери уже пять лет, а она до сих пор не умеет хлеба себе отрезать и бутерброд сделать.
- Да мы в пять лет себе картошку жарили! – восклицает она.
Ее подружка согласно кивает…

Когда мне исполнилось пять лет, папа привел меня в заводскую библиотеку во дворце культуры «Авиатор».

- Ой, Николай Яковлевич! Дочку привели в библиотеку записываться? – высокая красивая женщина выходит из-за стойки, наклоняется и пожимает мне руку. Как большой.
Папа краснеет и смущенно улыбается. Я улыбаюсь тоже. Мы только что одолели букварь, и теперь я официально читающий человек.

Тогда мы с папой выбрали Доктора Айболита и, кажется, дядю Степу. А картошку жарить в пять лет я не умела. Как не умела этого делать и в десять, и в двенадцать лет.
Мои родители всегда манкировали своими обязанностями воспитать из меня настоящую хозяюшку. С папой мы решали по вечерам математические задачки с подвохом, мама носила мне книги с работы из передвижной библиотеки, которой она заведовала, тетя Тоня отвечала за русскую классику, и да, я и сегодня считаю, что гоголевский «Вий» куда страшнее, чем «Оно» Стивена Кинга, а бабушка, моя полуграмотная бабушка честно считала, что домашняя работа – не великая премудрость, чтобы этому специально учиться. Она рано осиротела, еще подростком, оставшись заместо матери младшим братьям и сестрам, и своим детям такой участи не желала. Увы, старшим дочери и сыну она не смогла обеспечить счастливое детство – его сожрала война, но младшие, моя мама и дядя Юра, забот и тревог не знали. Чего уж говорить о нас с братом.

В третьем классе меня позвала в гости одноклассница. Мы не были особенно дружны, в моих закадычных подружках в ту пору ходила Светка. Но щедрая Светка не знала, что такое ревность, и великодушно разрешала мне дружить и с другими девочками.
Мы порешали уроки, а потом хозяйка дома угостила меня самопечными блинами, толстыми, масляными и рыжими, как солнце.
- А я такое не умею, - призналась я.
- Как это не умеешь? – удивилась моя новая подружка. – Это же очень просто! Записывай рецепт.

… Придя домой, я заявила бабушке, что буду печь блины, и достала из кармана смятую бумажку с рецептом рыжих блинов. Бабушка молча выдала мне сковородку, кастрюльку, ингредиенты, также молча вытерла руки о передник и с достоинством удалилась.
Почему, когда говорят – первый блин комом, забывают добавить, что комом может быть и второй, и третий и даже двадцать третий…
Когда кухня до краев наполнилась слезоточивым газом и подозрительно стала напоминать Бородинское поле в момент кульминации, на пороге появилась бабушка, открыла окно, отправила сковородку в мойку – замачиваться, и сказала, что, если мне так хочется блинов, она готова их испечь.
Я сказала, что не хочу ее блинов, а хочу свои, потому что другие девочки умеют, а я нет, на что бабушка резонно заметила, невелика честь уметь печь блины, и добавила свое сакраментальное: время придет – научишься!

На самом деле, мои мучения начались с переходом из начальной школы в среднюю и с введением раздельных трудов. Пресловутое домоводство значилось на первом месте в моем персональном рейтинге ненавистных школьных предметов, опережая даже физкультуру с ее прыжками через козла – триумф моего позора.
В шестом классе у нас сменилась учительница по трудам, именно тогда я впервые услышала «тыжедевочка» и «тыжебудущаяхозяюшка», но даже это не могло нарушить стройной картины моего мира.
В ту пору мой брат пошел в четвертый класс, выбрав в качестве иностранного языка английский, и мы с папой, вооружившись Женькими школьными учебниками и библиотечным самоучителем, ринулись вместо него изучать английский язык. Параллельно я изобретала свой собственный язык, составляла словарь и писала грамматические справочники, училась читать книги задом наперед и вверх тормашками – очень ценный навык, который, безусловно, пригодится в жизни. В общем, мне было не до борщей.

Девочки в классе, конечно, знали, что я ничего не умею, и на трудах мне доверяли разве что что-нибудь порезать и покрошить. От откровенных насмешек меня спасала Светка. Светка, которая могла сотворить шедевр кулинарного искусства голыми руками, относилась к своему мастерству с легким философским пренебрежением, и на манер моей бабушки считала все это невеликой премудростью.
Как ни странно, задели меня слова старосты Нинки, крупной девицы с толстой косой, развитой не по годам грудью и пятнами пота, которые некрасиво расходились под мышками на коричневом форменном платье. Ты белоручка, сказала мне Нинка, таких как ты замуж не берут.

- Почему она так? Что я ей сделала? – рыдала я.
Папа прижимал меня к себе и неуклюже гладил по голове.
- Это какая Нинка? – спросила мама, недобро сощурив свои ярко-синие глаза. – Та, которая не в состоянии двух абзацев из учебника выучить?
А бабушка, монументально возвышаясь над всеми, в который раз повторила свое коронное:
- Время придет – научишься.
- А если оно никогда не придет, это время? – всхлипнула я.
- Значит, не научишься, - пожала плечами бабушка. – Значит, оно тебе и не надо. Велика радость уметь за другими грязные горшки убирать.

… Мы выросли. Нинку действительно «взяли» замуж раньше, чем меня. В восемнадцать лет она, в волнах белого шифона и розочек, сочеталась законным браком в стенах старого ЗАГСа, а в девятнадцать гордо катала по району розовую коляску с орущим младенцем.

Сейчас Нинка уже бабушка. Она давно отрезала свою толстую косу, носит сильно налаченную высокую дамскую прическу и торгует на рынке мужскими брюками. У нее все хорошо. На вечерах встречи она охотно делится рецептами маринованных огурцов, я всегда их записываю на услужливо подсунутых кем-то клочках бумаги, вежливо благодарю, и, выходя за дверь, опускаю рецепты в урну. Я знаю – мое время мариновать огурцы еще не пришло.
Tags: Детство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →