alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Заверните мне парочку принцев, пожалуйста (окончание)

Начало
Продолжение
Ну и, собственно, окончание:

Месяц проходит как в тумане.
Мы с Жанкой носимся по магазинам, салонам, загсам – готовим Жанкину пышную свадьбу. Артур, или Арчи, как называет его Жанка, а вслед за ней и я – по хозяйству. Готовит, стирает, убирает, моет посуду.
Нет, сначала Жанка, конечно, еще опасается. Отдает мне на хранение деньги, карточки, документы, но постепенно расслабляется и теряет бдительность.
- А и хрен с ним, и хрен с ним, Катенька, - заплетающимся голосом говорит Жанка.
Мы сидим с ней у меня на кухне и пьем водку.
- Хоть замужем побываю, вот.
Жанка опрокидывает рюмку в рот и крякает.
- Замужем хорошо, - тянет она.
Ну, на мой-то взгляд, ничего там такого особо хорошего нет, я была – я знаю. Ты, как дура, с утра на работу, а вечером приходишь, и, бац – вторая смена. А он, супруг разлюбезный, диван жопой подпирает, устал, добытчик. А Катенька не устала, Катенька крутись вокруг. Я с размаху, совершенно по-жанковски, опрокидываю в себя рюмку. И крякаю. Жанка ржет.
Не, у Жанки само-собой все будет по-другому. У нее Арчи уже сейчас ручной. А если что, Жанка его быстро – ногой под зад. Ноги у Жанки хорошие. Сильные.
- Ты, Катенька, не поверишь, - Жанка по-бабьи подпирает кулаком щеку. – Я вот с Арчиком даже материться перестала. Вот те крест. Он меня знаешь, как зовет, знаешь?
Жанка наклоняется и дышит мне перегаром в ухо:
- Леди! Вот!
- Ну за нас, ледей! – я поднимаю рюмку.
- За ледей! – пьяно соглашается Жанка.
***
Свадьба у Жанки пышная, и сама Жанка в белом платье, фате – пышная, похожа на взбитые сливки. Арчи тоже ничего, сразу видно, Жанка всерьез решила сделать из него человека.
- Где свидетель, кто из вас свидетель? – орет загсовская тетенька.
- Она – свидетель! – тычет в меня пальцем Жанка и уточняет. – Одна на всех.
- Не положено! – упирается тетенька.
- Пофиг. Регистрируйте так, - в Жанкином голосе отчетливо слышатся учительские нотки, и тетенька сдается.
Вот двоечница, усмехаюсь я про себя.
…После Жанкиной свадьбы жизнь постепенно входит в свое русло. Жанка пристраивает своего принца менеджером в Евросеть. Или Связной, я всегда их путаю.
- Не, а чё делать? – пожимает плечами Жанка. – Образования у него нет, особо ничего не умеет, так что ему в самый раз.
Арчику действительно там в самый раз, да и форма к лицу.
Где-то через месяц я вспоминаю про квартиру. Которую хочу поменять на… да хоть на что-нибудь. У нас с соседями биоритмы не совпадают. Они бодрствуют исключительно в то время, когда я сплю, и активно так бодрствуют.
Напоминает мне об этом телефонный звонок.
- Здравствуйте, я насчет обмена…
Мы согласовываем время. Я принимаюсь за уборку.
Не то чтобы я какая-то свинья, в грязи живущая, но со всей этой свадебной канителью мне было как-то недосуг. И вот он наступил, час расплаты. Вооружившись ведром и тряпкой, я залезаю в самые дальние уголки квартиры, куда не ступала нога человека.
Под диваном я нахожу сахарницу. Она лежит, завалившись на пузатый бок, зеленая, пупырчатая, словно большая болотная жаба.
- Что за…
Я извлекаю сахарницу на свет и долго сижу в оцепенении, разглядывая ее. Нет, этого не может быть. Этого решительно не может быть.
В этот мир меня возвращает звонок. Он звенит, разрывая мои барабанные перепонки. Особо не раздумывая, я ставлю сахарницу на журнальный столик, распинываю по углам тряпки и ведра и бегу открывать…
- Теперь посмотрим санузел?
- Ну, пожалуй, да, давайте посмотрим, - без особого энтузиазма соглашается девица.
Ее спутник стоит, задравши голову и рассматривая пятно на потолке.
- Щас, минуточку, - говорю я и широко улыбаюсь. – Последний штрих.
Девица кривится, парень не отрывает глаз от потолка.
Когда я через минуту возвращаюсь, они все еще стоят посередине комнаты, но в руках у парня эта чертова сахарница.
- Смотри, - говорит он вполголоса. – Ну и уродство.
- Жуть, - соглашается она.
- На жабу похожа, правда?
- А ты поцелуй ее, - подначивает девица. – Давай поцелуй, жаба превратиться в сказочную принцессу, и будете вы жить долго и счастливо.
Они смеются, и парень прижимает губы к сахарнице в шутовском поцелуе. Потом они замечают меня.
- Мы, пожалуй, пойдем, - говорит девица. – Так-то мы все посмотрели, если что, мы вам позвоним.
Я молча киваю. Парень ставит сахарницу на журнальный столик.
- О! – неожиданно прорывает меня. – Я вижу, вам понравилась эта вещица. Да вы берите ее, берите! Не стесняйтесь, дарю!
Я мелю какую-то чушь о подарках, о гостях, сочиняя на ходу, сую бедному оторопевшему парню в руки сахарницу и выпроваживаю их на лестницу. Уф! Перевожу дух, возвращаюсь в комнату, со всего размаху плюхаюсь в кресло и… и только тут замечаю, что эта зеленая пузатая дрянь как в ни в чем не бывало стоит на столике…
Вообще-то я не верю в привидений, монстров и прочую эзотерику. Я – лаборант в химлаборатории, нам лаборантам не положено во всю эту чушь верить. Но с этой сахарницей, явно, творится какая-то чертовщина.
Я несколько раз выношу сахарницу за дверь квартиры. Как только я удаляюсь от дверей на несколько метров, сахарница в моих руках начинает дрожать, шевелится и прямо на глазах превращается в жабу. Вот вам и Вингардиум Левиоса или чего там говорила Гермиона Грейнджер, взмахивая палочкой перед кубком, прежде чем обратить его в мышь. А мне и палочка волшебная не нужна.
Я возвращаюсь в квартиру, жаба постепенно затвердевает, принимая форму сахарницы. Из моей груди вырывается протяжный матерный вздох.
***
Я сижу на продавленном диване в той самой квартире, где все началось. Диванные пружины больно впиваются мне в бок.
- Еще чайку, деточка?
Я отрицательно мотаю головой и глупо гляжу в чашку с грязным ободком по краям. К чаю я так и не притронулась.
- Да тут и рассказывать-то особо нечего, - пожимает плечами тетка. Сегодня на ней надет не халат, а треники и бесформенная мятая футболка. – Простая магия. Поцелуешь жабу, она превратиться в принца.
- А если саму сахарницу поцеловать? – зачем-то спрашиваю я.
- Не знаю, - пожимает плечами тетка. – Я только жабу целовала. Три раза.
- И что, все три раза были принцы?
- Самые что ни на есть всамделишние, - утвердительно кивает головой тетка. – Все три раза. Только вот беда, не живут они долго, чахнут, да помирают.
- В смысле?
- В самом прямом. Они ж так-то как дети, особо ни на что не годятся. Работать не могут. Вот ты своего куда пристроила? – спрашивает она.
- Не я, - поправляю. – Подружка. Она поцеловала жабу.
Тетка вздыхает.
- В Евросеть она его устроила, - говорю я. – Менеджером.
- А-а, - кивает опять тетка. - Ну может тогда и подольше протянет. В наше-то время евросетей всяких не было. Да и связей у меня особых тоже не водилось, ну чтоб куда на непыльную работенку их пристроить. Я своих на завод разнорабочими устраивала, я там контролером в ОТК работала. Между прочим, на хорошем счету всегда была, - хвастается тетка.
Я молча гляжу в свою чашку. На дно медленно оседают чаинки.
- Ну вот, - вздыхает тетка. – А оне нестойкие совсем. Так одного за другим всех трех и схоронила.
- А ваша сахарница? – вскидываю я голову.
- А что сахарница? Сахарница как была, так и стоит. Она как его, как этот… рубль неразменный. Кому бы не подарил, она все одно – возвращается.
- Скорее уж размножается, - поправляю я.
- А все одно! – машет рукой тетка. – Еще чаю будешь?
***
- Жанка! Есть идея!
Я вываливаю на Жанку и на обалдевшего Арчи все, что узнала, ну и саму идею, разумеется.
- Мы их будем продавать, Жанка! Принцев будем продавать. Задорого!
- Ты, Катька, того, чокнулась совсем, - рассудительно говорит Жанка. – Ты, наверно, в своей лаборатории паров химических надышалась. Ты как собираешься живых людей продавать? У нас, между прочим, крепостное право в 1861 году отменили.
- Да ты не понимаешь, - сержусь я. – Не людей, мы мечту продавать будем. Мечту! Вот ты скажи, о чем мечтает большинство девушек?
- О деньгах, - уверенно говорит Жанка.
- Не, ну о деньгах само собой, - отмахиваюсь я. – А еще о чем? Ну, о чем?
- Как похудеть?
- Да ну тебя! О любви они мечтают, о любви! О принце на белом коне.
- А белого коня мы где возьмем? – ошарашенно спрашивает Жанка.
- Жанка, - вздыхаю я. – Ты, часом, не беременная? Говорят, у беременных гормонами крышу сносит. Ну какая, к черту, белая лошадь? Белая лошадь – это аллегория.
- Так и принц аллегория, - не сдается Жанка.
- В том-то вся и суть, что принц – уже не аллегория, а самый что ни есть настоящий, - я мотаю головой в сторону Арчи, который сидит на диване подле Жанки и восторженно смотрит той в рот.
- А ну-ка ребята, подвинетесь, - я расталкиваю их и втискиваюсь между ними. – Дадим рекламу в интернете, типа, потомственная колдунья воплощает мечту о прекрасном принце, организуем бизнес, заживем, ребята!
- Еще можно в местной газете и в областной рекламу дать. Чтоб охватить всю целевую аудиторию, - говорит Жанка.
- И что, мне тогда можно будет на работу не ходить? – с надеждой в голосе спрашивает Арчи.
***
Первого принца мы продаем старой деве Эвелине Захаровне. Все проходит гладко, ну почти гладко. Опытным путем выясняется, что на трансформацию между поцелуем и принцем требуется время – один час пятьдесят три минуты.
- Долго, - говорю я. – Это Эвелина такая терпеливая попалась, а остальные?
- Ничего,- успокаивает Жанка. – Они вон по двадцать лет ждут, а то и больше. Уж два часа потерпят как-нибудь.
И они действительно терпят.
Бизнес наш процветает день от дня. Жанка занимается рекламой, налогами и прочей организацией. Арчи – секретарь, сидит в приемной в светлом костюме и при галстуке. А я… я – потомственная гадалка, прорицательница и колдунья. Жанка купила мне в фикспрайсе хрустальный шар и разных вонючих благовоний и палочек, от которых слезятся глаза и свербит в носу. Принцы, само собой, наш коронный номер, но и остальной фигней мы не брезгуем. Я лихо раскидываю карты таро и верчу хрустальный шар перед носом клиента.
Жанка велит покрасить мне волосы в черный цвет. Говорит, что отпад. Поэтому скорее всего выгляжу я как заправская ведьма, да мне пофиг. С такими-то деньгами.
Принцы у нас получаются совсем ручные, в чем-то между собой неуловимо схожие. Жалоб от клиентов пока не поступало.
На днях в торговом центре я встречаю одного. Бледный хрупкий юноша с зализанными назад белокурыми волосами стоит перед витриной с айфонами.
- Дорогой, ну пойдем же! – принца дергает за рукав молодой человек.
Я удивленно моргаю. Ба! Да этот тот самый молодой человек, который приходил ко мне смотреть квартиру. Ну тот, который поцеловал сахарницу. Вот это дела!
Принц отлепляется от айфонов, устремляет на своего спутника свои печальные голубые глаза. Потом они берутся за руки и уходят.
М-да… магия, это вам не российское расплывчатое законодательство – тут можно, а тут не можно. С магическими законами все строго: кто жабу целует, тот ее и танцует…
Tags: Сказки, Чистой воды графоманство, истории с продолжением
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments