alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Я - шоколадный заяц, я - ласковый мерзавец, я сладкий на все сто...

С Любкой очень весело тратить деньги. Меня восхищает ее безграничная вера в бездонность материнского кошелька.
- А давай возьмем вот это. И это, - говорит Любка.
И мы берем. И это. И то. И еще шоколадного крысенка, за сто грамм которого мы платим цену хорошего торта.
Крысенок презабавный. У крысенка ушки, лапки и хвост. К крысенку прилагает хороший кусок ноздреватого, абсолютно шоколадного сыра.
- Даже жалко есть такую красоту, - говорит муж.
- Не боись, - ободряю я его. – Съедим!

…На каждый Новый год мама покупала Шоколадного Зайца. В тонкой разноцветной фольге.
Это был обязательный атрибут Нового года. Такой же обязательный, как салат оливье, мандарины и пачка невкусного печенья в новогоднем подарке.
Зайца ставили в стенку, за стекло. Рядом с хрустальной конфетницей, рядом с тонкими фарфоровыми чашками – чайный сервиз на шесть персон, свадебный подарок, рядом с пузатыми стопками с золотой каймой, рядом с высокими бокалами из чешского стекла.
Всё вот это – и конфетница, и фарфоровые чашки, и пузатые стопки, и бокалы – доставали из стенки только по большим праздникам и ставили на стол. Впрочем, нет, бокалы не ставили. Ведь они были из самого-самого настоящего чешского-пречешского стекла и были символом. Символом достатка и благополучия. Их доставали только для того, чтобы аккуратно протереть чистым полотенцем и поставить на место.
И вот среди всех этих важных персон и стоял Шоколадный Заяц. Стоял важно. Стоял долго.
Дни становились длиннее, ночи короче, солнце оживало, и налипшие на карниз сосульки начинали весело плакать, и вот тогда, не выдержав натиска моего и брата, мама наконец-то сдавалась.
Шоколадного Зайца извлекали из-за стекла, очень аккуратно, чтобы не порвать, снимали фольгу, и… Заяц заканчивал свои заячьи дни через откусывание головы.
Потом наступал следующий Новый год, и все повторялось снова. И уже новый Шоколадный Заяц занимал свое почетное место между хрусталем, фарфором и чешским стеклом.

…В моей жизни нет чашек, бокалов и прочих вещей выходного и праздничного дня. Я запретила себе их иметь. Все, что покупается, эксплуатируется тут же и нещадно. Ломается, бьется и… заменяется новым.
У меня нет золотых украшений на черный день. Потому что, если он однажды и наступит, этот черный день, золото не спасет ни меня, ни мою семью. Лишь какой-нибудь предприимчивый спекулянт станет чуть-чуть богаче.
Жизнь слишком хрупка, чтобы откладывать ее на потом. «Потом» может никогда не наступить.
Жизнь слишком коротка, чтобы ждать, когда он наступит, тот миг, когда наконец-то будет можно. Можно фарфоровые чашки, хрустальные бокалы, антикварные подсвечники, кофейный сервиз и серебряные ложечки.
Жизнь слишком драгоценна, чтобы рядить ее в обноски, убрав глубоко в шкаф норковое манто.
Любите себя. И ешьте Шоколадных Зайцев. И бейте на счастье бокалы. Высокие, тонкие, даже из самого настоящего чешского-пречешского стекла.
Tags: Детство, Люди, Семья, Так фигня всякая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →