alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Родительское собрание, запреты телефонов и Проект

Эх, не те нынче пошли родительские собрания, не те. Где прежний задор, огонек, драйв? Где поименное обличение всех нарушивших и преступивших? Где почетное разворачивание свитков с фамилиями любимчиков отличников боевой и политической? Где, я вас спрашиваю?
Мы бронировали лучшие места в партере еще в конце прошлого учебного года, и что? Что мы видим?
Новая классная ЮА пытается свернуть собрание быстро, уложившись в академический час, фамилий не называет, двоечников и хулиганов прилюдно не позорит. Да она второе собрание ведет в одном и том же платье. Матери нашего класс недовольны. Вот у прежней классной, у ОВ, на каждое собрание – свой вечерний туалет. С гармонично подобранными аксессуарами. А тут…
- Ну скажите нам, может они хулиганят? – с надеждой в голосе спрашивает мама М.
И все благоговейно замирают. Ну же, Юлия Алексеевна, миленькая, скажите, ведь хулиганят, да? Хулиганят? Ремень же на крючке без дела простаивает. В смысле, висит без дела ремень.
- Да нет, всё в пределах нормы, - улыбается ЮА.
И воспрявшая было надежда гаснет.
Нет, собрание, конечно, немного оживает, когда речь заходит о запретах телефонов.
- Давно пора!
- Правильно!
- Только в своих телефонах и торчат!
Хор голосов стройный – дирижера не надо.
- А что, им еще не запретили? – спрашивает с задней парты папа С, разбуженный громкими голосами. – Вот у нас на заводе запретили телефоны и хорошо! Хорошо, что запретили. Правильно и сделали! – грохочет папа С. – Народ у нас такой, он не понимает. Не понимает, что ему лучше.

Лирическое отступление: если вы когда-нибудь задавались вопросом, кто все эти люди, которые пишут в соцсетях маразматические комментарии, у меня есть ответ. Это родители нашего 5А класса. Почти вся. Вся ответственность лежит на них.

- А знаете, как надо сделать? – говорит мама П. – Знаете как?
Мама П очень инициативна. Не исключено, что в своей конторе она бодро продвигается по профсоюзной линии.
- Надо на входе в школу поставить коробку. Вошел в школу – положил свой телефон, вышел – забрал.
Гениальная идея, я считаю. Просто гениальная. Утром положил 11-й айфон, вечером забрал бабушкофон, неподъемный аксессуар с треснутым экраном и большими кнопками. Кто не успел, тот опоздал, как говорится. Зато школьники очень быстро отучатся носить свои дорогие гаджеты в школу. Ну или перестанут их класть в коробку.
Но все эти запреты, это уже неинтересно, банально и во многом предсказуемо.
Порадовала меня, как всегда, соседка Вера.

После собрания мы с ней пошли к учительнице математики. Вера – для того, чтобы узнать, как исправить Сашину тройку по математике. Я – для того, чтобы поговорить о своем чудо-ребенке, математическом гении. Непризнанном, разумеется. Не, ну а где вы видали признанных школой гениев?
И вот пока мы с Верой стояли в живой очереди жаждущих пообщаться на околоматематические темы, и краем уха слушали, как мама однорукого сломавшего руку Сережи интересовалась, нельзя ли как-нибудь сделать так, чтобы Сережа писал левой пяткой, мы с Верой разговорились о проекте.
В этом году все пятиклассники нашей школы пишут Проект. Патриотический, конечно, а следовательно, обязательный. Моя семья в годы Великой Отечественной Войны.
Нет, лично у меня к обязательному военно-патриотическо-милитаристическому воспитанию иммунитет еще со времен пионерских смотров строя и песни. А у наших-то детей его еще пока нет. Вот, приходится школе и дорогому правительству его вырабатывать. Проектами всякими, например.
Проекты, разумеется, делают родители. Да, и я тоже.
Я не решаю с ребенком уроки, не рисую в контурных картах маршруты магелланов и васков да гамов, и проект я тоже делать не собиралась.
Но сдалась. Сдалась во тот самый день и час, когда мой ребенок, в слезах и соплях, подошла ко мне и сказала:
- Черт-черт-черт! Я не знаю, как писать введение к этому дурацкому проекту и завтра меня расстреляют.
И в глазах ее полыхала самая настоящая ненависть к этому Проекту в частности и ко всему Патриотическому Воспитанию в целом, а вовсе не Величественный и Победный Триколор, как должно быть по замыслу этих неукротимых гениев от педагогики.
И мне пришлось сказать свою любимую с детства фразу:
- Спокойно, Маша, я – Дубровский. Не боись, щас всё будет.
И всё было.
Десять минут на то, чтобы найти в интернете патриотические шедевры на аналогичную тему, еще пять минут, чтобы проржаться, пять минут, чтобы все это перекомпоновать, и десять, чтобы записать. Итого: тридцать минут на рождение абсолютно неживого, литературно бездарного и – главное – никому не нужного текста. Обильно политого водой. Что-что, а воду мы лить умеем. Недаром что ли учились в школе. Да я на выпускных экзаменах писала сочинение на тему сравнения личности Кутузова и Наполеона в романе Льва нашего Толстого «Война и мир». Там у Толстого письма Жюли Карагиной больше места занимают, чем описание Кутузова с Наполеоном вместе взятых. И тем не менее. Тем не менее, смогла же я натянуть сову на глобус растянуть белые рейтузы Наполеона на сколько-то там положенных страниц рукописного текста. Я – профессионал.

В общем, стоим с Верой, разговариваем на тему проекта.
- Зачем, - говорю. – Зачем нужна эта обязаловка?
- Как зачем? – удивляется Вера. – Пусть пишут! Не все им делать то, что нравится. Пусть готовятся к взрослой жизни. Им еще после школ и институтов до пенсии придется на нелюбимую работу ходить.
Вот за что люблю Веру, так за честность. Она что думает, то и говорит.

Эй, вы, идеалисты! Что вы там бормочете о радостях жизни и удовольствии. Хотите жить счастливо и беззаботно? Может, у вас еще и работа, простигосоподи, любимая?  Смеете не страдать? Стыдитесь.

Всё, ушла, напевая себе под нос: «Веди ж, веди ж Буденый нас смелее в бой, Пусть гром гремит, Пускай пожар кругом: Мы – беззаветные герои все, И вся-то наша жизнь есть борьба!».
Tags: Школа, они живут среди нас
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments