alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Детство мое прошло в лагерях

пионерских.
(Уточнение дано исключительно для проформы, потому что в данном случае определение «пионерский» особой смысловой нагрузки не несет.)
На первый летний месяц меня ссылали в пионерский лагерь от маминой работы. Второй я проводила на рудниках в лагере от папиного завода, а третий месяц был самый любимый реабилитационный – у бабушки и дедушки в деревне.
Мамин лагерь – имени Гагарина – был еще куда ни шло. Особой воли нам не давали, но и сильно не дрючили. Надзиратели Пионервожатые не зверствовали, инициатив особых не проявляли, мероприятия исключительно по строго установленному партией регламенту: обязательный смотр строя и песен, военно-полевая игра «Зарница», воздушные ванны и водные процедуры по свистку. Между нами (детьми) и вожатыми был установлен негласный договор: они не мешали нам, мы не мешали им.
Папин лагерь был совсем другим. Он носил имя Зои Космодемьянской и был образцово-показательным. Просторные корпуса, огромный кинотеатр, стадионы, спортивные площадки, богатая библиотека, бассейн, клумбы, цветники, актовые залы, дискотека, столовая с московским снабжением, пятиразовое питание, фрукты и мороженое на полдник, даже свой собственный самолет (в виде памятника), и все это великолепие в сосновом бору, за высокими стенами с КПП и вышкой с автоматчиком.
И над всем этим царствовала главная пионервожатая, вечная, как дело Октября.
Главная пионервожатая имела зычный голос и необъятную грудь, на которой лежал пламенел алый галстук.
Каждую утреннюю линейку она гудела над нашими головами, над всеми шестнадцатью отрядами, перекрывая шум вековых сосен, порицая виновных, награждая достойных и оглашая список дел на день, которых у настоящего советского пионера было великое множество.
А мы стояли, в белых рубашках и отутюженных красных галстуках, безмолвные и безликие, одинаковые, ко всему равнодушные и такие удобные.
Сейчас я думаю: кому вообще все это было нужно. Эти вечные речевки, белые рубашки, плакаты, громкие речи? Зачем эти спортплощадки и стадионы, если играть на них можно только в строго отведенное время и под присмотром бдительных и пионервожатых и усатого немолодого физрука Коли. Зачем эта богатая библиотека, если книги читать все равно некогда – ведь день расписан по минутам, а каждая минута принадлежит Родине и обществу. Зачем этот бассейн, в котором можно барахтаться одну минуту, выстояв перед этим час на жаре. Зачем эти парки с разросшимся малинником вдоль забора, где гулять можно только строем, воя во все горло «мы сильные смелые дружные умелые». Зачем этот самолет, ведь до него нельзя даже дотронуться – куда, Смирнов, полез, это памятник слезь немедленно. Зачем эти конфеты и шоколад на полдник, ведь съедать нужно всё обязательно в столовой, строго за свои столом. И в дверях стоят бдительные дежурные, которые властью, данной мне богом старшей пионервожатой, заставляют выворачивать карманы и показывать руки.
Самыми шустрыми были детдомовцы – они шли в нагрузку в каждый отряд.
Детдомовцы проносили конфеты с полдника в своих трусах, торжествующе улыбаясь и тыча дежурным в лицо свои потные ладошки. А потом хрустели и чавкали этими конфетами после отбоя.
Со мной в отряде почти всегда были две Светки из детдома – тощие жилистые девчонки, черные как галки. Они весело матерились и также весело и отчаянно дрались. А однажды в тихий час танцевали голыми на подоконнике, за что наш отряд был лишен звания лучшего и до конца смены позорно тащился в хвосте аутсайдеров.
Родителей в лагерь не пускали. Если кто-то из них и приезжал, повидать своих чад, то все свиданки проходили исключительно на КПП под зорким взглядом охранника. Переданные пакеты с гостинцами шмонались на предмет колющих и режущих недозволенных предметов, и все запрещенное изымалось и делилось между охраной и вожатыми.
А в конце смены нас грузили на автобусы, выдавали по большой шоколадке, и мы ехали в город, горланя блатные пионерские песни. Шоколад таял в наших руках, кто-то успевал его съесть, кто-то вез домой, чтобы дома сунуть эту растаявшую массу в морозилку, а спустя несколько часов вынуть и, зажмурившись от удовольствия, слопать вместе с кусочками фольги, намертво впаявшимися в коричневый сладкий комок.

А в одно лето маме почему-то дали путевку не в Гагарина, а в Титова – маленький лагерь на четыре отряда на берегу Волги. Деревянные домики, пахучие сосны, грубо сколоченная сцена, никаких фруктов и мороженого с шоколадом на полдник, туалет – четыре дырки за дощатыми стенками – в глубине территории, рядом с забором, на ночь, для тех, кто страдал особым недержанием, выставляли ведро на общую веранду.
И была воспитательница Лена. Которая утирала наши сопли и слезы, если что-то где-то шло не так. Которая слушала. Не советовала, не учила, не оценивала – просто слушала. Слушала и кивала.
И был вожатый Вадик. Большой, неуклюжий и конопатый. Оно был некрасивый, совсем-совсем некрасивый, но мы, девчонки, все были в него влюблены. Он рассказывал потрясающие истории и водил нас в походы. Через поля и деревни. К разрушенной колокольне, где мы, подняв восхищенные лица, долго смотрели в небо, а небо глядело на нас сквозь прорехи полуразрушенной крыши.
И был родительский день. Я читала стихи со сцены, изо всех сил пытаясь не заплакать, потому что среди моря родительских лиц никак не могла найти маму и папу. И была почти уверена, что они не приехали.
А потом я стояла рядом с этой дурацкой сценой и плакала, но тут прибежала Лена и закричала: Оля, ну где же ты? Там тебя мама с папой ищут! А Вадик, невесть откуда-то появившийся, схватил меня за руку и сказал: да пойдем же быстрее, тебя уже все ждут…
И было еще много чего. И пахнувшая свежим огурцом Волга, в которой можно было купаться, сколько хочешь, и песни, и смех, и костры с печеной картошкой, и всё-всё, что называется маленьким и теплым словом «счастье».
Tags: Детство, О своем, Прошлое, длинноо, про себя
Subscribe

  • Меня сегодня с утра

    немножко "вынесло" вот от этого: "женщин-хирургов нет, потому что женщины не переносят вид крови и внутренностей"…

  • Люди энерджайзеры

    Короче, скажите, где люди берут время, силы и главное средства на борьбу? Я обычно к ночи уже так ухадойкиваюсь, что у меня еле сил…

  • Память

    Иногда мы со школьной подружкой Наташкой ходили к её бабушке. Семья у Наташки была так себе: с матерью отношения были натянутые, а отец… отец…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Меня сегодня с утра

    немножко "вынесло" вот от этого: "женщин-хирургов нет, потому что женщины не переносят вид крови и внутренностей"…

  • Люди энерджайзеры

    Короче, скажите, где люди берут время, силы и главное средства на борьбу? Я обычно к ночи уже так ухадойкиваюсь, что у меня еле сил…

  • Память

    Иногда мы со школьной подружкой Наташкой ходили к её бабушке. Семья у Наташки была так себе: с матерью отношения были натянутые, а отец… отец…