alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Два пути?

Однажды меня отправили в странный пионерский лагерь.
Не в образцово-показательный лагерь от папиного завода, и не в лагерь попроще от маминой работы, а вообще в абсолютно другой.
Нет, внешне он ничем не отличался от других: те же стандартные коробки корпусов, такие же пионервожатки с пламенеющими галстуками на груди разной степени пышности, те же речевки, те же массовки, те же мероприятия, списанные под копирку, и все-таки это был странный лагерь.
Или мне так «повезло».
Я попала в отряд, где всем заправляла крепко сбитая, коренастая девочка, коротко стриженная, с юркими хитрыми глазами на скуластом лице. Эдакий прирожденный лидер. И не без харизмы.
У нее была своя верная свита – свои шестерки, которые смотрели на нее с обожанием и подпевали ей во всем. Конечно, она была правой и левой рукой нашей пионервожатой и председателем совета отряда, потому что смело и решительно вела народ за собой. И народ ее обожал, а те, кто не обожал, тот просто не решался в этом признаться. Девочка руководила умело, и вроде бы как справедливо, только… это была какая-то справедливость «по понятиям», такая лагерно-воровская справедливость.
Однажды на тихом часе зашел разговор, кто кем хочет стать. Когда дошла моя очередь, я сказала, что хочу стать поэтессой. В ту пору я рифмовала все подряд, записывая стихи в заветную тетрадку, как велела мне тетя Тоня. Мама мной ужасно гордилась и даже отправила стихи в журнал «Пионер». Их, конечно, не напечатали, но прислали письмо, что стихи хорошие, но сыроваты, и мне надо продолжать писать дальше и оттачивать свое мастерство. (Господи, мама до сих пор хранит это штампованное письмо.)
Короче, я бредила стихами и маячившей впереди славой.
- А ну-ка, прочитай что-нибудь! – приказала та девочка.
Я послушно прочитала.
- Это не твои стихи! Мы такие в школе учили! – сказала она и повернулась к своей свите. Те согласно закивали головами.
Так мне был присвоен статус мелкой лгуньи.
Впрочем, они меня не задирали. И даже общались. И изгоем я не была.
Спустя какое-то время та девочка предложила мне поменяться кроватями. Это был очень щедрый жест: девочка спала у окна, а я у двери (ну, вы понимаете, все же по понятиям). Я удивилась, но перечить не стала и переехала на ее место. Переезд с кровати на кровать в пионерском лагере осуществлялся просто: забрал свои вещи из старой тумбочки и переложил в новую, а такие мелочи, как взять с собой при переезде прежнее постельное белье, никто даже не рассматривал.
Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что кровать, которую мне уступили царским жестом, была обоссана.
Девочка смотрела на меня и улыбалась, при этом ее глаза оставались жесткими и холодными.
Только посмей хоть слово сказать, говорил это недвусмысленный взгляд, самой будет хуже.
И я промолчала.

Сейчас я понимаю, что я была в общем-то идеальной жертвой: тихая домашняя девочка, которую никогда никто не обижал. Ну да, мне очень повезло. Повезло с родителями, с друзьями, с одноклассниками, с учителями. И по-настоящему, вот с такой звериной лагерной жизнью я столкнулась, наверно, только в тот раз, в этом чертовом лагере.
Но мне и тут повезло. Ибо были жертвы жертвее.
Две девочки.
Некрасивые, странные, на все жалующиеся, совершенно не вписывающиеся в общий ритм отряда, такая головная боль учителей и воспитателей, при этом не сильно умные, но несущие ореол мученичества и способные на мелкие пакости.
Короче, они мне не нравились.
Но и те, другие, во главе со свои харизматичным лидером, не нравились тоже. Даже больше – вызывали стойкое отвращение.

Тогда я написала письмо маме, письмо, полное слез, которое сводилось в общем-то к одному, мамочка, забери меня отсюда.
Оно даже на удивление быстро дошло, и мама не стала медлить, села в автобус, приехала и молча забрала меня в город.

…В детстве бывает все очень просто. Приезжает мама, и больше не надо делать мучительный выбор между тем, что тебе неприятно, и тем, что тебе отвратительно.
А потом ты взрослеешь, и понимаешь, что пришла пора принимать решение самостоятельно. И вроде уже никуда не свернешь.
А вариантов по-прежнему два: плохой и очень плохой.

PS Пост в своем роде "политический", но устраивать дебаты я не хочу. Из рейтинга я его исключила, потому надеюсь, что оглотелых хомячков с той или другой стороны не набежит. Но убедительная просьба, если хотите высказаться, то давайте все же культурно и корректно. Если чувствуете, что эмоции вас переполняют, просто пройдите мимо. Сейчас в интернете для таких "забав" полно площадок.
Спорить ни с кем не буду.
Tags: Детство, Люди, Окружающий мир
Subscribe

  • Воспитательное. Часть вторая. Тоже печальная

    Сегодня разговаривали с Любкой о пользе и вреде высшего образования. - А я вот знаю многих людей, - поведала мне моя дочь. –…

  • Рабочее. Часть первая. Печальная

    С работой как-то опять всё невесело, прямо дежавю прошлогоднего апреля. Очередной локдаунский виток в европах? Тамошние государи со светлыми лицами…

  • Чего б почитать?

    Неожиданно образовался читательский кризис. Весной приличные женщины говорят: мне нечего надеть. А мне вот нечего почитать. Хотя и надеть тоже. А всё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments

  • Воспитательное. Часть вторая. Тоже печальная

    Сегодня разговаривали с Любкой о пользе и вреде высшего образования. - А я вот знаю многих людей, - поведала мне моя дочь. –…

  • Рабочее. Часть первая. Печальная

    С работой как-то опять всё невесело, прямо дежавю прошлогоднего апреля. Очередной локдаунский виток в европах? Тамошние государи со светлыми лицами…

  • Чего б почитать?

    Неожиданно образовался читательский кризис. Весной приличные женщины говорят: мне нечего надеть. А мне вот нечего почитать. Хотя и надеть тоже. А всё…