alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Красная Шапочка и Самурай. Глава 8

начало


Лидочка была старшей материной сестрой. И, несмотря на то, что, глядя на них обеих, на Лидочку, и на Виталькину мать – хрупких, голубоглазых и светловолосых, все разом понимали, что перед ними родные сестры, никто и никогда не смог бы их перепутать – настолько разными они были. И то, что у Виталькиной матери было достоинством, в Лидочке терялось, меркло и превращалось, если не в недостаток, то точно во что-то аморфное, неприглядное и местами даже неловкое.
Виталькину мать считали стройной, Лидочку – болезненно худой. Голубые глаза искрились на лице Виталькиной матери яркими сапфирами, а на бледном узком личике Лидочки лишь невыразительно блестели дешевым и выцветшим голубым ситчиком. Виталькину мать называли ослепительной блондинкой, но никто никогда не додумался бы сказать такое про Лидочку, которая убирала свои мышиные волосы в невзрачный хвостик. Все говорили, что у Виталькиной матери красивые музыкальные пальцы, хотя эти пальцы ни разу в жизни не касались ни одного музыкального инструмента. От рук Лидочки же, от ее почти детских пальчиков с обкусанными ногтями, люди смущенно отводили взгляд. По мнению окружающих у Виталькиной матери был аристократический профиль, а Лидочке щедрые на советы доброжелательницы советовали сменить макияж и прическу, чтобы как-то заретушировать непомерно длинный нос. Словом, в отличие от Виталькиной матери, всё в Лидочке было неловким, стыдным, жалким и не от мира сего.
И лишь в одном сестры были похожи. Они обе умели «доставать».
Виталькина мать «доставала» польские стенки и югославские сапоги, сигареты «Мальборо» и хрустальные люстры со звонкими и прозрачными висюльками, мельхиоровое столовое серебро и джинсы-«пирамиды», чайные сервизы и духи «Пани Валевска», словом, все, что облагораживало и придавало внешний лоск. А Лидочка… Лидочка «доставала» книги.
И каких только книг не было в ее домашней библиотеке: на полке старого облезлого шкафа бравые и вечно пьяные «Мушкетеры» Дюма соседствовали с Маленьким Принцем Экзюпери, куперовский Зверобой галантно склонял голову перед госпожой Бовари, дети капитана Гранта подставляли свои лица соленому ветру под звуки скрипки мистера Холмса, которой вторил целый скрипичный оркестр, несущийся к чьему-то счастью на Алых Парусах. Драйзер и Пастернак, Вальтер Скотт и Сенкевич, Мандельштам и Фейхтвангер, Сабатини и Булгаков… Виталька забывал про всё, когда оказывался к тесной комнатке своей тети Лиды, где время замирало, а подчас и поворачивало вспять.
Лидочка работала в школе, преподавала русский язык и литературу, и очень часто, глядя на её сутулую фигурку и невыразительное вытянутое лицо, Виталька с тоской и глухим отчаянием думал, как же, наверное, над ней смеются ученики. Наверняка, смеются. Сто процентов смеются. У них бы в классе смеялись, это он знал точно, как и то, что тоже бы смеялся и издевался вместе со всеми. И от этого было невыразимо стыдно.

Неожиданно для Витальки, да и вообще для всех, между Лидочкой и Самураем возникла крепкая дружба. Самурай, который высмеивал всех и вся, Лидочку, казалось, боготворил, смотрел на нее с обожанием, и никогда не перебивал. У Самурая и Лидочки оказалась общая страсть – страсть к стихам.
- Нас было пять, мы были капитаны, водители безумных кораблей, и мы переплывали океаны, позор для Бога, ужас для людей, - декламировала Лидочка высоким, хорошо поставленным голосом.
Самурай на своей жердочке в клетке раскачивался в такт звенящему ритму. Виталик с другом Стасиком Карасевым, Стасиком-карасиком, к которому дурацкая рыбья кличка приклеилась чуть ли не с детсадовского возраста – намертво приклеилась, не отдерешь, жались друг к другу на Виталькиной тахте, едва дыша, чтобы не спугнуть волшебство. А волшебство было.
- …Мы пришли в этот мир, чтоб смеяться и плакать, видеть смерть и, в открытое море бросаясь, песни петь…
И перед глазами вставал целый мир, смерть и любовь, гулкое море и герои в блестящих доспехах.
- …Мой тихий сон, мой сон ежеминутный — невидимый, завороженный лес…
И гордо поднимали головы корабельные сосны, и расправляли плечи дубы-великаны, и расцветали зыбкие словно марево волшебные цветы.
- Наполни смыслом каждое мгновенье, часов и дней неумолимый бег, тогда весь мир ты примешь во владенье, тогда, мой друг, ты будешь Человек!
И нечто спокойное и величественное наполняло сердце и душу, и Виталька ловил себя на мысли, что ему уже совсем-совсем не хочется над ней смеяться.
Tags: Дуэль, Красная Шапочка и Самурай, Сказки, Чистой воды графоманство, истории с продолжением
Subscribe

  • Аватарка

    Вчера эта беспокойная женщина gnomomamochka все утро развлекала меня и других благодарных слушателей в вацапе созданием ярких аватарок и…

  • Унылая пора

    В этом году было такое лето, ах, какое было лето… затяжные гастроли театра «Пустыня Мохаве». Народ изнывал, лил проклятья и…

  • Жизнь без телефона

    Сегодняшнее утро началось не с кофе, а с разбитого телефона. Уже второго за этот год, не иначе у меня козерог в какой-то фазе.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Аватарка

    Вчера эта беспокойная женщина gnomomamochka все утро развлекала меня и других благодарных слушателей в вацапе созданием ярких аватарок и…

  • Унылая пора

    В этом году было такое лето, ах, какое было лето… затяжные гастроли театра «Пустыня Мохаве». Народ изнывал, лил проклятья и…

  • Жизнь без телефона

    Сегодняшнее утро началось не с кофе, а с разбитого телефона. Уже второго за этот год, не иначе у меня козерог в какой-то фазе.…