alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Баб Ёг. 9 серия

Баб Ёг. 8 серия


После того как я совершенно по-идиотски как последний дурак отдал такую ценную, раритетную и нужную в хозяйстве вещь и кому! этому скотине Коньку-горбунку, кот не разговаривал со мной неделю.
Конечно, наивно было бы предполагать, что все эти семь дней кот молчал. Отнюдь! Кот говорил. Говорил без умолку. Говорил сам с собой, а мне соответственно ничего не оставалось, как только слушать этот прекрасный и изящно расцвеченный эпитетами и метафорами монолог.
Из речи кота я подчерпнул о себе много нового.
Узнал, что я – тупица, бездарь и кретин, причем редкой редкости и самой дурной дурости, и что если бы где-нибудь проводили соревнования на дебилизм, то мне не было бы равных, я обошел бы всех конкурентов играючи и одной левой. И что, конечно, моя жена невероятно мудрая женщина, что сбежала от меня, и, разумеется, на нее навели морок, когда она меня встретила, иначе она бы даже и замуж за меня не вышла, потому что ни одной здравомыслящей женщине не придет в голову связать свою жизнь с таким тупоголовым дубиной, мотом и транжирой. И что на моей теперь уже бывшей работе не то, чтобы радуются моему теперешнему отсутствию, а вообще его не заметили, настолько я никчемен и глуп. И что меня даже в царевичи не возьмут, потому что даже самый-самый дурак из всех дураков по сравнению со мной профессор и Эйнштейн. И что даже донос на меня писать, только бумагу переводить, и так далее и тому подобное.
Нет, поначалу я, конечно, пытался вставлять ответные реплики, но очень быстро махнул на это бесперспективное занятие рукой и приготовился ждать, когда же красноречие кота иссякнет.
После набега Конька-Горбунка и дружеского обмена файрболами от огорода мало чего осталось. Вернее, от него не осталось ничего – все было безжалостно вытоптано и сожжено. Впрочем, на некоторых кустиках обнаружились ягоды, небольшие, некоторые черные, а некоторые еще совсем зеленые. Мы с котом их аккуратно собрали в холщовый мешочек.
- А вдруг это волчьи ягоды? - предположил я.
Мой вопрос, разумеется, остался без ответа.
Я, конечно, не то, чтобы большой знаток волчьих ягод, но все-таки.
После пятого класса мама отправила меня в пионерский лагерь непонятно за какие прегрешения. Год я закончил без троек, в графе «поведение» - отлично, когда все мальчишки курили в туалете и попались завучихе Адольфовне, я предусмотрительно отсиделся в соседней кабинке, изображая жизненно важный процесс, и поэтому, оказавшись летом в лагере среди малолетних долбоебов, я искренне недоумевал, за что мне это всё.
В лагере наша вожатка Анжелика Африкановна, суровая девушка сорока двух лет, пугала нас всякими опасностями, которые не дремлют и караулят на каждом шагу нежных городских деточек.
- Это вот волчьи ягоды! – Анжелика Африкановна тыкала указкой в пожелтевший от времени и изрядно выцветший плакат, коммунистическое наследие советских времен, которое, видимо, за ненадобностью не сперли в суровые девяностые предприимчивые комсомольцы.
- Их есть ни в коем разе нельзя! – орала Анжелика Африкановна. – Даже трогать не смейте. Петров! Ты меня слышишь, Петров! Не жрать чтобы у меня волчьи ягоды!
Петров, лагерный старожил, бритый и лопоухий, равнодушно пожимал плечами. Этот Петров жрал всё, что ни приколочено, и что приколочено – тоже жрал. На территории лагеря росли густые заросли шиповника, девчонки из больших и мясистых ягод делали себе кольца, а особо рукодельные браслеты и цепи. Петров браслеты и кольца не делал, он эти ягоды горстями пожирал как гусеница, и никакими последствиями от этого не страдал, даже элементарным несварением или непоэтичным поносом. У Петрова в желудке был не желудочный сок, а соляная кислота.
- А кто волчью ягоду съест, всё! Мгновенный летальный исход! – гудела трубой Анжелика Африкановна. – В прошлом году на второй смене одна девочка съела волчью ягодку, одну-единственную и всё…
Анжелика Африкановна благоговейно закатывала глаза.
- Спасти не удалось.
Девчонки ахали и вслед за Анжеликой Африкановной тоже дружно закатывали глаза. В наступившей тишине слышно было, как скрипел челюстями, что-то методично пережевывая, Петров.
Вообще, по словам Анжелики Африкановны на выходе каждой смены получался недокомплект – воспитанники мерли пачками, кто от волчьих ягод, кто от заражения крови, кто от стихийных бедствий.
- Все поняли? - Анжелика Африкановна обводила всех суровым взглядом из-под мохнатых бровей. – В рот никакие ягод не суем, и вообще грязные руки в рот не суем, потому что глисты…
Да, от глистов в лагере тоже помирали…
Все это совершенно некстати мне вспомнилось, когда я сидел утром в туалете типа сортир и уныло разглядывал сквозь узкую щель в доске кривую тропинку, ведущую в лес, кусочек неба и краешек своей избушки. На мое несчастье, я не Петров, и с утра уже успел посетить комнату мыслей и уединения в третий раз. Наверно, съел за завтраком что-то не то, думал я.
Справившись с естественной надобностью, я вернулся в избушку.
Кот деловито что-то помешивал в чугунке и добродушно мурлыкал какой-то прилипчивый мотивчик.
Вообще, кот в последние два дня, кажется, сменил гнев на милость, во всяком случае он уже не так красочно описывал скудость моих мозгов и прямоту единственной извилины.
- Знаешь, кот, - сказал я, присаживаясь на краешек лавки. – Вот эти ягоды…
Кот вопросительно посмотрел на меня.
- Ну я подумал тут, - замялся я и бросил испуганный взгляд на кота.
Так как ответной реплики о том, что думать мне нечем, не последовало, я воспрял духом и, набравшись смелости, выпалил:
- Вдруг у этих ягод свойства какие волшебные есть, ну там, к примеру, кто съест, у того ослиные уши вырастут или хвост. Или еще чего.
- Ну?
- Ну так надо их как-нибудь испытать. Провести лабораторные тесты там…
Кот недобро ухмыльнулся.
- Все-таки думать – это не твоя епархия, - сказал кот. – Расслабься и не морщи лоб. А ягоды я уж и без тебя испытал.
- Как? Когда? На ком?
- Да на тебе и испытал, - равнодушно пожал плечами кот. – Я тебе их в компот утром добавил.
- Да ты… ты, скотина! - я вскочил с лавки, полыхая праведным гневом. – Сволочь! Гад! Ушле…
Договорить я не успел – живот внезапно скрутило, и я, неловко приседая, припустил на толчок…
Tags: Баб Ёг, Дуэль, Сказки, Чистой воды графоманство, истории с продолжением
Subscribe

  • Нет!

    Эта жара решительно меня доконает! Я по дому не передвигаюсь – я ползаю с вентилятором, привязанным к ноге. На улицу выбираюсь лишь ввечеру,…

  • Меня сегодня с утра

    немножко "вынесло" вот от этого: "женщин-хирургов нет, потому что женщины не переносят вид крови и внутренностей"…

  • Люди энерджайзеры

    Короче, скажите, где люди берут время, силы и главное средства на борьбу? Я обычно к ночи уже так ухадойкиваюсь, что у меня еле сил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Нет!

    Эта жара решительно меня доконает! Я по дому не передвигаюсь – я ползаю с вентилятором, привязанным к ноге. На улицу выбираюсь лишь ввечеру,…

  • Меня сегодня с утра

    немножко "вынесло" вот от этого: "женщин-хирургов нет, потому что женщины не переносят вид крови и внутренностей"…

  • Люди энерджайзеры

    Короче, скажите, где люди берут время, силы и главное средства на борьбу? Я обычно к ночи уже так ухадойкиваюсь, что у меня еле сил…