alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Красная Шапочка и Самурай. Глава 12

Красная Шапочка и Самурай. Глава 11


В то время, как Нина Павловна строила стратегии и вынашивала планы, и даже – что греха таить – пыталась переманить на свою сторону Самурая (а для этого было закуплено три килограмма отборных семечек и орехов у узбека Миши на рынке), сам Самурай объявил мозговой штурм и «свистать всех наверх».
Свистать наверх, собственно, было особо некого, ну кроме разве что Стасика-карасика, верного друга и товарища. Хотя сам Стас, которому Виталька подробно изложил цели и задачи предприятия на большой перемене, не сильно-то проникся мыслью найти жениха для Виталькиной тетки, которая хоть и была по мнению Стаса прикольной и все такое, но не до такой же степени.
Стас задумчиво взъерошил рыжие вихры, пожал плечами и сказал:
- Знаешь, Виталя, это все какие-то бабские штуки. Ну, где мы с тобой твоей Лиде жениха найдем? Вот ты, ты сам-то, много кого знаешь, чтоб, подошел? Ну?
Конечно, Виталька был полностью согласен со Стасом. И не знал он никого, это точно. В его картине мира холостые мужчины отчего-то встречались крайне редко. Разве что пенсионер Горенков с первого этажа, зловредный и склочный старикашка, который вечно со всеми ругался, а летом поливал из шланга дворовую ребятню, шумевшую под окнами. Да еще школьный сторож со смешной фамилией Флиппер, которого все именовали как? правильно – триппер. И, всё, на этом список претендентов заканчивался.
Горенкова Виталька отмел сразу по причине возраста и склочности, а насчет сторожа вообще был не уверен, есть у того жена или нет.
- Слушай! – Стас потянул задумавшегося Витальку за рукав школьной курточки. – А этот, сосед-то твоей Лиды. Дядька Витя, ну?
Витальке пришлось пояснить, что, собственно, из-за Вити весь сыр-бор и начался. Из-за него, из-за его вечных пьянок и драк. Хотя… хотя тут Стас опять-таки был прав – лучше дядь Вити для Лидочки никого не было.
Вообще, дядька Витя, когда не пил, был мировой мужик. Виталька любил заглядывать к нему в каморку, когда забегал к Лидочке отдать одну книгу и забрать другую или по материному поручению, а когда и просто так.
На одной из стен дядь Витиной комнаты висела карта мира, сплошь утыканная красными флажками, а в старинном черном серванте, украшенном причудливым орнаментом и бронзовыми позеленевшими от времени ручками, стоял Фрегат, с тремя мачтами, парусами, орудийной палубой и миниатюрными пушками.
- Это, Виталя, «Паллада»! – говорил дядька Витя, нежно касаясь своими грубыми мозолистыми пальцами отполированного корпуса. – На ней сам Нахимов плавал. Но главное не это, не, Виталь. Ты только представь, 1852 год, и наш корабль вышел из Кронштадта, держа курс на Портсмут…
Рассказчиком дядька Витя был великолепным, а про «Палладу» мог говорить часами. И картина оживала.
Виталька чувствовал всеми легкими сырой и густой соленый туман пролива Зунд, который обволакивал, щекотал нос, лез в глаза и уши. Перед ним стеной вставала волна у мыса Доброй Надежды, и он, Виталька, отчаянно боялся, что перегруженная, заваливающаяся на правый борт «Паллада» вот-вот опрокинется и уйдет под воду. Он слышал, как трещали и ходили под его ногами бимсы, не выдерживая качки и ударов смертельных волн.
- Понимаешь, Виталька, она шла в Японию, через Атлантику, огибая Африку. Ей не везло, блядь, Виталька, ей не везло, как всем нам, но она шла. Через штормы и тайфуны, и ведь дошла же, Виталь!
И неподдельное восхищение сквозило в каждом дядь Витином слове.
- А знаешь, какие там места, у-у-у, - дядька Витя раскрывал пачку Беломора, вытягивал оттуда смятую папиросину и неторопливо закуривал. – Вот ты не представляешь, а я ж там бывал…
Дядька Витя протяжно и хрипло вздыхал. Из рассказов дядь Вити Виталька знал, что того еще по молодости судьба забросила во флот, и поколесил он по белу свету немало – карта с флажками во всю стену дядь Витиной комнатушки тому доказательство.
Больше всего дядя Витя любил рассказывать про Японию, Корею, про таинственный и невообразимо-нереальный Сахалин, его низкие горы, сопки и стелящиеся туманы.
За что его комиссовали на берег, дядя Витя вспоминать не любил и, всякий раз, когда Виталька пытался это выяснить, переводил разговор на другие темы.
- На вот, запаял я цепочку золотую для твоей матери, как она просила. Держи, пацан, - дядька Витя доставал откуда-то из кармана брюк золотую цепочку и аккуратно перекладывал в протянутую Виталькину руку. Цепочка легко струилась золотым ручейком, перетекая из грубых мужских рук в узкую мальчишечью ладонь.
- Дядь Вить, а чего ты пьешь? – осторожно спрашивал Виталька. – Ты б не пил, а?
- Так не могу я, парень, не пить. Житуха у меня такая, что или пить или в петлю, понимаешь?
Виталька кивал, хотя – вот помереть-не встать ему на этом месте – если он хоть что-то во всем этом понимал.
Tags: Дуэль, Красная Шапочка и Самурай, Сказки, Чистой воды графоманство, долгоиграющая муть
Subscribe

  • О чем нам расскажет школьный учебник

    А расскажет он нам вот о чем… Сегодня с утра моя ребенка в мУках рожала текст на английском на тему «Мой город сто лет назад». И…

  • Прогулки с Фимой

    Каждую весну психологическое здоровье Кота Фимы обостряется. Кот Фима подходит к двери, садится на широкую рыжую попу, поднимает к небу печальные…

  • Дембельский альбом

    Этот ролик в ленте видела, как минимум, у двоих людей. Но у себя продублирую. Самое моё любимое место: про дембельский альбом. Я у мужа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • О чем нам расскажет школьный учебник

    А расскажет он нам вот о чем… Сегодня с утра моя ребенка в мУках рожала текст на английском на тему «Мой город сто лет назад». И…

  • Прогулки с Фимой

    Каждую весну психологическое здоровье Кота Фимы обостряется. Кот Фима подходит к двери, садится на широкую рыжую попу, поднимает к небу печальные…

  • Дембельский альбом

    Этот ролик в ленте видела, как минимум, у двоих людей. Но у себя продублирую. Самое моё любимое место: про дембельский альбом. Я у мужа…