alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Деньги на ветер

Соседку Веру позвал Ветер Свободы. Ветер Странствий и Перемен.
Вера хочет домик у моря. Вера хочет горы. Вера хочет руины древних городов, замшелые камни и траву в полный рост.
Одна женщина, Верина коллега не одобряет внезапный Верин порыв. Женщина строит дом.
- Вера, - говорит женщина, глядя как Вера лихорадочно мониторит интернет. – Вера, что ты так переживаешь? Зачем тебе это всё? Зачем тебе домик у моря? Он все равно не твой, Вера, и никогда твоим не будем. Ты приедешь, отдашь кучу денег и уедешь.
- А вот у меня, - говорит женщина. – У меня будет свой дом. С камином и окнами в сад. А в саду беседка и рододендроны. Ты могла бы тоже строить дом, Вера.
Вера вздыхает. Да, она тоже могла бы. И вместо домика у моря, который не твой и, будем честными, который так себе, вместо гор, и ветра в лицо, и камней, покрытых пылью веков, вместо всего этого Вера могла бы поставить забор и проложить дорожку к тому вагончику, который у нее сейчас вместо дома, и уже сегодня, уже сейчас на шаг, но приблизиться к заветной цели: дому, камину, беседке и рододендронам.
- Вот как ты считаешь? – спрашивает меня Вера. – Стоит оно того? Стоит ли бросать деньги на ветер?
- Вера, - говорю я. – В последнее время я только и делаю, что бросаю деньги на ветер. И ветер подхватывает мои денежки и уносит их вдаль. Я живу для того, чтобы бросать деньги на ветер.
И Вера опять вздыхает. Она думает про дом. И я думаю про дом.
Дом – это хорошо, но боже мой, это ведь так скучно. Изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц, из года в год… всё тот же камин, всё те же рододендроны. Да к черту!
А куда ещё тратить деньги?
- На одежду, - говорит Вера. – На украшения.
- Шубу можно купить, - говорит Вера. – Или даже две.
- О! – спохватывается Вера. – На черный день же!
Да-да. И когда он настанет, этот черный-пречерный день, ты пойдешь на рынок и какому-нибудь спекулянту прощелыге продашь свои брильянты за две буханки прессованного черного кислого хлеба. А если повезет, то даже и за целых три.
- В себя можно вкладывать, - задумчиво говорит Вера. – В свою красоту и молодость.
Ага.
Любкина маникюрша Марина очень активно вкладывает в себя. Но у Марины возраст – ей на днях исполнилось тридцать. А тридцать лет, все же знают – это тот рубеж, перешагнув который, женщина моментально превращается в старуху. И какой-нибудь Вася Пупкин, завсегдатай срачепабликов, который и Монике Беллуччи тридцатилетней давности бы не вдул, на неё, на несчастную тридцатилетнюю Марину даже не взглянет. Вот и приходится Марине регулярно в себя что-то втирать и вкалывать. От всего этого у Марины гладкий-прегладкий лоб и гладкие-прегладкие щеки, как у гдровского пупса, пухлые губы и вечно обиженное выражение лица.
А мне через две недели стукнет сорок восемь. И меня уже ничего не спасёт.

А вообще сегодня прекрасный день. Я пришла с пробежки и пью крепкий кофе. И смотрю в окно, в котором с высоты седьмого этажа вижу только небо, небо с такими изменчивыми и такими вечными облаками. Облаками, которые гонит куда-то ветер. Ветер, которому я с удовольствием брошу свои деньги.

PS Пара послепробежочных румяных селфи. И я их даже не ретушировала, так два прыща замазала. Но это не в счет.




PPS Старое видео из Тайланда. Четырехлетней давности. О боже. У меня здесь Любка ещё младенец, а я прямо Моника Беллуччи девочка.

Tags: Жизнь, Так фигня всякая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments