alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Category:

Люди энерджайзеры

Короче, скажите, где люди берут время, силы и главное средства на борьбу?
Я обычно к ночи уже так ухадойкиваюсь, что у меня еле сил хватает до кровати доползти, не то, чтобы махать знаменами и транспарантами. А люди машут, да.
Вот мой муж состоит в двух группах ВКонтакте: в родительской группе и в группе «От мамы к маме», хотя он не мама, он – папа.
И вот в этих группах всегда борются. Понятно, что за все хорошее и против всего плохого. Но активно.
Я лично знаю женщину, члена группа «От мамы к маме» (у нас небольшой город), которая целый год опрыскивала мужа спиртом из пульверизатора от ковида, а теперь активно борется против прививки. Л – Логика.
А вот, оказывается, еще есть люди (и почему я всегда узнаю обо всем последней), которые живут по паспорту СССР и, значит, опять-таки борются за свое священное право доставать из широких штанин. Бляяяяяяяя, это ж сколько энергии, а? Отлейте мне в мою тару.



Нет, все-таки борец – это состояние души.
Вот в доме моей мамы живет такая женщина-борец. Чокнутая дура, простигосподи. Сейчас я вам расскажу.

Небольшое лирическое отступление.
У родителей дом – кооперативный, и, хотя дому уже больше 40 лет, и самое понятие «кооперативный» если не кануло в лету, то уже на пути к тому, чтобы кануть, тем не менее, у них (как у кооперативщиков) весьма странные и запутанные отношения с управляющей компанией. То есть, управляющая компания исправно берет с них деньги за обслуживание, но ни фига не обслуживает все ништяки, ремонты и прочие замены труб выбивает председатель домового комитета.
Председатель – это такое лицо, отягченное полномочиями, печатью и геморроем на общественных началах. То есть задарма.
Долгое время таким председателем была моя мама. Она ездила во всякие городские администрации (благо, имела с ними еще со времен своей работы в горэлектросети крепкие связи), в коммунальные службы, водоканалы и горэнерго и по прочим разным ведомостям, договаривалась, выбивала и доставала. А потом, по понятным причинам ей это надоело.
- Всё! – сказала мама на очередном собрании совета жильцов дома №46 по улице пр. Революции. – Баста! С меня хватит! Сдаю полномочия и ищите другого дурака.
Дураков, понятно дело, в нашем доме не водилось, но нашлось.
- Я буду председателем! – Данко вырвал из груди горящее сердце скромно сказала одна женщина.

- Короче, слава богам, я больше не председатель, - радостно сказала нам мама.
- А кто теперь?
- Гатилова из третьего подъезда!
- Мама, - сказала я. – Она – сумасшедшая.
Мама отмахнулась. А зря.

Вообще, мы, дети дома №46, как и дети трех других домов, составляющих наш двор, всегда знали, что Гатилова – сумасшедшая.
За нашим домом был сад. Наши родители сами посадили там березы, липы и акации, моя бабушка выращивала розы и настурции, а кто-то из жильцов, имеющий особые связи, привез неизвестно откуда шины, из которых соорудили импровизированный забор. Нас, детей, сад особо не интересовал, а вот побегать по шинам – это было круто. Понятно, взрослые нас гоняли. Наша соседка, баба Маня, стоя на балконе, как на капитанском мостике, зычно покрикивала на нарушителей, Ленкин отец ласково обещал оборвать нам уши, физичка Зиночка увещевала нас «советскими пионерами», а вот Гатилова… Гатилова поливала нас водой из шланга, щедро отвешивая матюки.
Мы отбегали на безопасное расстояние и радостно орали:
- Га-ти-ли-ха кро-ко-ди-ли-ха!
А еще у Гатиловой была сиамская кошка. Кто-то пустил слух, что сиамские кошки – убийцы. Читая «Майскую ночь или утопленницу» Гоголя я представляла себе вместо черной кошки, в которую обернулась ведьма, старую сиамскую кошку Гатиловой. Вот она, эта кошка, пригнувшись, медленно ползет, приближается, ближе, ближе и…
А ведь мне приходилось ходить мимо этой кошки каждый день: моя подружка Светка жила с Гатиловой в одном подъезде. Я боялась этой несчастной кошки даже больше, чем старухи-цыганки, старой ведьмы с распущенными космами, которая приходила навестить свою дочь и часами неподвижно сидела на углу дома.
И третьей составляющей сумасшедшей Гатиловой был ее сынок: некрасивый прыщавый пацан, года на два меня старше. Слава сумасшедшей матери тянулась за ним шлейфом.
Однажды он подкараулил меня со своим приятелем, таким же прыщавым задротом, и пообещал отлупить, если еще раз увидит меня в своем подъезде. Я нажаловалась Светке. Светка всегда отличалась решительным характером и, недолго думая, пошла к Гатиловскому сынку и сказала, что отпиздит его по яйцам, если он только хоть еще раз мне что-то такое скажет.
Ну, может, конечно, она сказала и не такими словами, все-таки мы были советские пионерки и дети хороших родителей, но слова такие мы знали – это факт и, бывало, что и употребляли.

Короче, вот такой портрет мадам Гатиловой нарисовался в моей памяти, когда мама, радостно улыбаясь, сообщила, что Гатилова теперь их председатель.

И Гатилова стала председательствовать. Председательствовала она с размахом, отдаваясь делу всей душой, прямо как тогда, когда поливала нас водой из шланга. Она почти прописалась в городской администрации, стала кошмаром управляющей компании, организовывала ремонты и трубозамены, упоенно и взахлеб ругалась с нанятыми рабочими и их прорабами, собирала с жильцов деньги в утроенном количестве на нужды детей голодающей Германии, созывала общедомовые собрания раз в неделю и… наконец так всех затрахала да еще и растрата обнаружилась, что ее решили переизбрать.

На очередном собрании единогласно проголосовали против Гатиловой, объявили ей импичмент как Трампу и велели сдать полномочия новому председателю.
И вот тут начинается самое интересное.
- Срать я хотела на вас и на ваше решение! – заявила Гатилова. – Я – председатель и полномочия не сдам. И печать не отдам и руки прочь.

И началась у дома №46 новая жизнь с двумя председателями.
Новый председатель идет в управляющую компанию, и Гатилова идет. Новый председатель договаривается с водоканалом, а Гатилова тут как тут. Новый председатель подписывает документ в городской администрации, а там – нате вам – уже печать и подпись Гатиловой стоит.
- Вы там не оху… одурели, граждане, часом? – изумляется администрация и работники ЖКХ. – Вы уж как-нибудь договоритесь там что ли.
А с кем договариваться? С Гатиловой? Ага, как же. У этой женщины энергии – целый Марс покорить.

Так они и живут теперь с двумя председателями.
А я предупреждала!
Tags: Гуманизму нет, Дети, Детство, Идиоты вокруг нас, Люди, Так фигня всякая, Удивляюсь я прямо, пугаюсь
Subscribe

  • Аватарка

    Вчера эта беспокойная женщина gnomomamochka все утро развлекала меня и других благодарных слушателей в вацапе созданием ярких аватарок и…

  • Унылая пора

    В этом году было такое лето, ах, какое было лето… затяжные гастроли театра «Пустыня Мохаве». Народ изнывал, лил проклятья и…

  • Жизнь без телефона

    Сегодняшнее утро началось не с кофе, а с разбитого телефона. Уже второго за этот год, не иначе у меня козерог в какой-то фазе.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Аватарка

    Вчера эта беспокойная женщина gnomomamochka все утро развлекала меня и других благодарных слушателей в вацапе созданием ярких аватарок и…

  • Унылая пора

    В этом году было такое лето, ах, какое было лето… затяжные гастроли театра «Пустыня Мохаве». Народ изнывал, лил проклятья и…

  • Жизнь без телефона

    Сегодняшнее утро началось не с кофе, а с разбитого телефона. Уже второго за этот год, не иначе у меня козерог в какой-то фазе.…