alena_73 (alena_73) wrote,
alena_73
alena_73

Categories:

Сыночка

На улице такая жара, что плавится даже асфальт. Мы сидим в кафе. Любка с упоением уписывает итальянский десерт тирамиссу, из которого настоящее только название. Ну да и ладно, все равно вкусно. Рядом за соседним столиком сидит парень, лет так около 20, очередной красавчик, румяный, загорелый, татуировка во всю спину. Ждет. Надо сказать, в кафе самообслуживание, то есть кто-то для этого парня стоит в очереди. Друг? Подруга? Наконец появляется женщина с подносом в руке. МАМА! На подносе заботливо разложены: пирожное, кока-кола, молочный коктейль. Для сыночки.
Молодые люди! Ну я понимаю, женщина или девушка, с которой вы свяжите свою жизнь или кусочек жизни, может так и остаться навсегда чужим человеком. Но мама! Самый родной человек на земле. Берегите мам! Ну что лишний раз и в очереди в кафе постоять в лом?
Tags: я не понимаю
Subscribe

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 18

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 17 - Ну и гадина, стерва, это надо же, надо же! – зло шипела Нина Павловна, остервенело протирая…

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 17

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 16 И крепость пала. Виталькина мать объявила об этом во всеуслышанье, торжествующе улыбаясь. Нет, конечно,…

  • Баб Ёг. 16 серия

    Баб Ёг. 15 серия - А разве нам, царям, легко? – говорил Кощей Аполлоныч, восседая во главе обеденного стола. Конечно, он не прямо так…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 18

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 17 - Ну и гадина, стерва, это надо же, надо же! – зло шипела Нина Павловна, остервенело протирая…

  • Красная Шапочка и Самурай. Глава 17

    Красная Шапочка и Самурай. Глава 16 И крепость пала. Виталькина мать объявила об этом во всеуслышанье, торжествующе улыбаясь. Нет, конечно,…

  • Баб Ёг. 16 серия

    Баб Ёг. 15 серия - А разве нам, царям, легко? – говорил Кощей Аполлоныч, восседая во главе обеденного стола. Конечно, он не прямо так…