Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

***

Любовь Игоревна – классический хрестоматийный подросток.
Когда моя дочь не в школе и не на тренировке, я наблюдаю ее исключительно в положении «лежа на диване втыкаю в телефон». При этом она как-то умудряется вполне сносно учиться, не иначе она завела себе робота.
Collapse )

Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви

Вчера я купила три кружки, потому что в доме обнаружился резкий дефицит этих предметов посуды. Мы не снимаем стресс, колотя о стенки и чужие головы фарфоровые чашки и стеклянные стаканы, вовсе нет. Просто Любка выращивает авокадо. И теперь почти все кружки и чашки в доме заняты авокадовыми косточками, которые вот-вот должны дать корни.

Как по мне, так авокадо редкостная гадость, даже хуже, чем сельдерей. Но Любка со мной не согласна. Она считает, что у авокадо нежный ореховый вкус и тонкое послевкусие. Она покупает авокадо в магазине, проверяет его мягкость, придирчиво сравнивает отобранные особи авокадо по цвету.

Я не возражаю против поедания авокадо. По крайней мере, это единственный овощ (авокадо – овощ?), который Любка ест без скандала, напоминаний и часовых лекций о пользе овощей и фруктов для детского организма.

Но меня пугает эта безмолвная рота безликих авокадовых скелетов, оккупировавших все кружки и чашки в доме.

Еще Любка коллекционирует кактусы. Каждый кактус – яркая индивидуальность. Николай, Филимон, Афанасий, Хлоя, Пушок, Пятница, Константин Дмитриевич. Имена путать нельзя. Кактусы легко ранимы и быстро обижаются. Если кто-то кактусов бывает покусан кем-нибудь из котов, Любка его (кактус, не кота) утешает и требует от нас бурного проявления сочувствия. Мы проявляем, хотя эти твари так живучи, что простым котом их не возьмешь.

Иное дело авокадовые косточки. Некоторые из них уже так долго пытаются пустить корни, что начинают подванивать. Мы с мужем их тайком выбрасываем, но это не спасает – авокады множатся в геометрической прогрессии.

- Почему ты так не любишь цветы? – спрашивает Любка, пришпиливая очередную косточку авокадо зубочистками.

- Я? Я не люблю? Я люблю! – говорю я и цитирую Гумилева. – У меня не живут цветы, красотой их на миг я обманут. Постоят день, другой и завянут. У меня не живут цветы…

Там дальше еще про птиц, которых я тоже люблю, но Любка строго меня прерывает. Стихи – не ее профиль.

Не, на самом деле я люблю цветы. Я живу среди кактусов, соседка Вера выращивает орхидеи, мама устроила зимний сад в своей трехкомнатной квартире. А моя бабушка… да у моей бабушки вообще был целый розарий.

Collapse )

Кукла

Я очень долго играла в куклы, класса до восьмого точно.
Муж любит меня подкалывать по этому поводу. Ха, говорит он, я в это время «Голос Америки» по радио слушал, а ты в куклы играла. Ля-ля-ля, дочки-матери, пупсов нянчила.
Но он, конечно, не прав. Строго говоря, в дочки-матери я не играла никогда. Если у тебя есть капля воображения, пару унций фантазии и дюжина кукол, то ты – Создатель Миров. При чем тут вообще дочки-матери?
А еще у меня была мечта. Кукла-мечта. Даже не так. А Кукла-Мечта.
Collapse )

Давным-давно, когда деревья были большими,

а компьютеры… тоже большими и назывались гордо: Электронно-Вычислительными Машинами, быть родителем, я считаю, было куда как легче. Морально легче.
Ушел утром на работу, пришел домой вечером, а что там твое чадо делает в твое отсутствие – дополз ли он до школы, пришел ли домой, съел ли тарелку супа или вылил ее в унитаз, учит ли он уроки или играет во дворе в Али-Бабу и сорок разбойников – неизвестно. И проконтролировать нет никакой возможности. Не, ну а какая возможность? Стационарные телефоны у троих в классе: у Светки (папа – начальник цеха на судостроительном), у Ленки (мама – главный бухгалтер в банке) и у Иванова (папа – хирург). А остальные мы – дети рабочих и крестьян и особой касты, Советский Инженер называется – предоставлены сами себе. Главное успеть прийти домой до прихода родителей и вылить в унитаз тарелку супа.
И в такой ситуации, хочешь-не хочешь, а волноваться по поводу, не покатился ли твой отпрыск по наклонной без присмотра, себе дороже.

Collapse )

Любовь к труду

Соседка Вера настойчиво старается переманить меня на свою сторону силы – научить наконец закатывать банки и лечиться гомеопатией.
Я всегда отвечаю, что однажды я обязательно попробую, но не уточняю когда.
Еще Веру волнует вопрос прививания у детей любви к труду. Домашнему труду. Мне кажется, в этом вопросе пока никто не преуспел. Не, я на самом деле не знаю ни одного человека, который бы это дело любил. Радостно драил полы, мыл посуду, вытирал пыль, просыпался по субботам с чувством предвкушения – ура, наконец-то сегодня я буду чистить унитаз! Хотя, возможно, у меня не та выборка, тут я не спорю.
Collapse )

Дело было в...

По утрам я провожаю Любку до школьных ворот. А после школы она обычно звонит и радостно сообщает:
- Всё!
И я выхожу ей навстречу.
До Любкиной школы спокойным шагом идти полчаса, нормальным – 20 минут, а по утрам мы с ней это расстояние преодолеваем марш-броском за 10 минут. То есть понятно, что путь не то, чтобы близкий, но и не две недели на собаках.
Обычно в месте Х мы встречаемся. А сегодня я иду, иду, иду – ребенка на горизонте не видать. Внутреннее беспокойство начало нарастать, и вот когда градус напряжения достиг своего критического предела, зазвонил телефон.
Collapse )

***

Муж купил себе шапку с надписью «У меня 500 тысяч подписчиков», и теперь всякий раз, когда у него брякает телефон, Любка с ехидным смирением вопрошает:
- Фанаты комментируют и лайкают, да, папочка?
***
А вы знали, что фотография бутылки из-под воды с изображением Лунтика может за 15 минут собрать до тысячи лайков, кучу восторженных комментариев и криков души «Хочу себе такую же!»?
Вчера, глядя на эту лайковую вакханалию, я опять почувствовала себя безнадежно устаревшей. Вот оно блоггерство будущего. Или уже настоящего?



Еще немного старушек вам в ленту:
Collapse )