Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Стратегия и тактика любви

Вчера в магазине одна из продавщиц, тех, кто стоит у терминалов самообслуживания и помогает покупателям самообслуживаться, флиртовала с покупателем. Она действовала так напористо и агрессивно, словно отрабатывала на этом несчастном приемы книги «73 правила завоевать мужчину: стратегия и тактика любви» или выполняла домашнее задание для одноименного тренинга.
Collapse )

Утренний кофе

Зашла утром в кафе. Попросила капучино и круассан с соленой карамелью.
Стоявший за мной мужчина, высокий, строгий, при костюме и галстуке, взял круассан с чаем.
- А кофе ваш я больше брать не буду! – сказал мужчина и повесил красивую театральную паузу.
Collapse )

Чувство меры

Вчера Лулу украла майонез.

Строго говоря, майонез сам был виноват. Он лежал на тарелке рядом с горсткой жареных пельменей, порочно растекшись мягкой лужицей и маня масляными и жирными боками.
Хозяйка забытой тарелки на минуточку отвлеклась, чтобы поинстаграммить в инстаграмме или полайкать в лайке, или… да мало ли дел у девочки-подростка! А у каждого времени, как известно, свое измерение, и Любкиной минутки вполне хватило, чтобы майонез смог коварно соблазнить невинную Лулу.

- Ого! Маянезик! – тоненько воскликнула Лулу и, сраженная его – маянезика – соблазнительными формами, пала в его жаркие объятья.

… И Лулу, и Любка пребывают пока в том нежном и восхитительном возрасте, когда можно есть пельмени тазиками, майонез ложками и полировать это все убийственной газировкой, причем совершенно не опасаясь, что и майонез, и пельмени, и чипсы-дрипсы обхватят тесным обручем место, именуемое талией, растекаясь целлюлитными дорожками по бедрам.

… А потом Лулу тошнило под диваном.

А потом она сидела в углу и обиженно смотрела на нас и на недобрый и опасный мир.

А мы смотрели на Лулу и говорили, повторяя вслед за мудрым Кар-Карычем: чувство меры, деточка, чувство меры!
Collapse )

Сегодня в школе на трудах

Любка училась готовить салат. Понятно дело, оливье, Новый год ведь на носу.

- Ничего такой получился у нас салат, вкусный, - говорит Любка. – Мы ели-ели, не доели. Объедки отнесли мальчишкам. Посолили только перед этим побольше.

Вона как, *смахивает скупую слезу* хозяюшка растет.

Кстати, Любка сказала, что на этом готовка – всё, алес. Бутерброды они делать научились, макароны с сосиской тоже, теперь вот салат. Полноценный обед из трех блюд приготовить могут – к семейной жизни готовы. Щас еще трусы шить научатся и школу, я думаю, можно заканчивать.

Запахи

Каждый месяц пахнет по-своему.
Вот чем пахнет декабрь? А декабрь пахнет…
Стоп. Тут слова заканчиваются, и кроме «эээ», «ну это», «это такое» я ничего толкового родить не могу. Слова витают в воздухе и ускользают, словно песок между пальцами – не удержать.
Кто-то скажет: на как же? Декабрь пахнет елкой, пахнет мандаринами. Глинтвейном. Шоколадом. Бенгальскими огнями.
Но нет. Так пахнет декабрь, который на излете, а тот, который неспешно приходит в мир, а потом начинает набирать обороты, постепенно ускоряясь – быстрее, быстрее – и вот уже несется, мчится во весь опор навстречу Концу и навстречу Началу, тот декабрь, он другой. И запах у него другой. И ни с кем не спутаешь.
И даже, если сжечь все календари, а потом выйти на улицу, подставить лицо небу, закрыть глаза, то все-равно почувствуешь и не ошибешься – декабрь пришел, декабрь…
И вместе с запахами приходят воспоминания…

Collapse )