Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Сегодня же все день космонавтики празднуют!

Сегодня же все день космонавтики празднуют!
В ленте один сплошной Гагарин и звездное небо.
А я вот в детстве хотела стать космонавтом. То есть без всяких там шуток.
Collapse )
Троша хороший

Про чемоданы без ручек

- Не поверишь, взрослый мужик, а хуже ребёнка. Ни спросить, ни узнать, ни позвонить. Всё на мне. Мастера машину стиральную починить просила вызвать. Не смог. Вера, позвони сама, - она вытягивает губы в трубочку и смешно передразнивает мужа, - Вчера звонит: Вера, в магазин надо заходить? Говорю, надо. Через пять минут опять звонит: Вера, а надо чего покупать? Я ему говорю: Олег, ты вечером кушаешь? Кушаю, отвечает. Ну вот и покупай, чего есть будешь. Ступор. Через пару минут: так что покупать-то?
Вера помешивает ложечкой чай и смеётся.
- А во вторник возил младшего на футбол. Днём звонит: Вера, ты сто рублей в сумку с формой положила? Говорю, нет, забыла. У него паника. Вера, что делать? Займи у кого-нибудь, говорю. Кричит: у кого я займу, ты что! А во вторник вечером дождь такой начался, да какой – гроза, гром, молния… У младшего тренировки на улице, в сильный дождь, естественно, они не занимаются. Муж в шесть часов звонит: Вера, мы на поле, мы здесь одни, никого нет! Тренировка будет? Я говорю, Олег, на улице дождь. Опять ступор. Потом лёгкая паника: Вера, позвони тренеру, узнай, будет тренировка или нет…
Вера вздыхает, а потом мы хохочем во всё горло.

- Не, я не такой, - говорит мой муж, - Уж я бы догадался, что в дождь тренировки не будет.
Он делает паузу, а потом осторожно говорит:
- Только бы сначала тебе позвонил... Эй, чего ты там говоришь, тебе надо на тёрке натереть?
- Морковку в суп.

Да, он не такой, мой муж. Он мне и морковку в суп натёр. Весь пакет. Все пятнадцать штук. Немытых и нечищенных…
Троша хороший

Просто герой

Перед сном мы с Любкой любим потренькать. Обычно Любка рассказчик, а я благодарный слушатель. Третий день она рассказывает про планеты солнечной системы. Оспорила первенство Гагарина в космосе, потому что первыми были Белка и Стрелка, а Гагарин так, всего-то вторым. В перерывах между рассказами о кольцах Сатурна и открытии мне страшной тайны "А ты знаешь, солнце - это большая звезда!" промелькивает и кое-что приземлённое.
- Иногда я играю с мальчиками, с Сашей и с Мириком.
- А во что они играют?
- Ну... эээ... Мирик в драконов играет, а Саша в героев.
- А ты принцесса?
- Ну вот еще! - презрительно кривит губы, - Я - спасатель драконов. Ну или просто герой...
Скромно, чё уж.
Троша хороший

Какие макароны? Заграница, то бишь космос нам поможет!

Вчера у Аллы alice_one вот тут http://alice-one.livejournal.com/134283.html прочитала прекрасное.

Прочитала и ужасно огорчилась. Оказывается, люди закупают макароны пачками, сахар мешками, водку бочками. Потому что скоро настанет кромешная тьма и полный армагедец.

И вот иду я сегодня домой вся из себя грустная – жалею, что так поздно узнала про конец света, теперь уж ничто меня не спасет… А навстречу мне бывшая одноклассница С.

Надо сказать, одноклассница С. круче, чем Большая Советская Энциклопедия и стремительней чем тайфун – она знает всё и выкладывает это всё на попавшихся под руку и ничего не подозревающих знакомых сразу и без остатка.

И вот она мне с места в карьер:

- На каком этаже живёшь?

- На седьмом, - отвечаю.

- Хорошо! – облегченно вздыхает С.

Оказывается, перед приближающимся Апокалипсисом надо заряжаться космической энергией. И чем выше живёшь, тем больше шансов как следует зарядиться.

Так что, заряжайтесь, господа, заряжайтесь, пока не поздно.

Переводческие будни

Язык технического специалиста витиеват и многогранен. Он также сложен как газотурбинный двигатель и так густо снабжен всякими эээ, вот, как бы, хм и прочее, что в нём заблудиться легче, чем в непроходимом лесу. А как технический специалист любит разные слова, типа «увязка» и «доводка». Если вы начинающий переводчик и нашли эти слова в словаре, и выучили их наконец-то, не спешите радоваться. Технический специалист словарей не читает, так что у словаря своя доводка, а у технического специалиста – своя. Конечно, у специалиста можно и спросить, а потом его объяснения аккуратненько себе в блокнотик записать. Только и это не панацея. Сегодня, к примеру, инженер Петров вам всё рассказал про увязку, а завтра вы будете работать с инженером Ивановым, и его увязка может совершенно не увязываться с увязкой Петрова. А через месяц, услышав в очередной раз про увязку, но уже от инженера Сидорова, вы наконец-то поймете, что увязка – это явление уникальное, и у каждого инженера она своя собственная, карманная.

Но это всё, в общем-то, фигня. Потому что технические специалисты замечательные художники и способны нарисовать все, от болта до космического корабля. В деталях. На клочке бумаги размером со спичечную коробку. И если бестолковый переводчик не может иностранцу сказать про увязку, они её быстренько нарисуют.

Гораздо хуже признания российского инженера в любви и заверение в дружбе своего иностранного партнёра во время какого-нибудь официального ужина, после изрядной дозы принятого на грудь. Российский инженер помнит все исторические даты, все сражения и битвы, и, разумеется, что может быть лучше, чем тост за дружбу и сотрудничество с упоминанием Бородинского сражения и «А как наши казаки по Елисейским полям гуляли!» за дружеским ужином с носатыми потомками Буонопарте.

Но и это не самое страшное. В конце концов, за обедом и ужином не одни наши пьют. Хуже – это торжественные речи на трезвую голову. Приветственные и заключительные. Вот где буйство красок и полёт фантазии. Тут тебе и сгустки инноваций, и космические корабли, которые бороздят просторы Большого балета.

Однажды наш нынешний генеральный конструктор, будучи еще простым и скромным протеже тогдашнего генерального, на одной из встреч произнес заключительную речь. Настолько пламенную и торжественную, что совсем забыл о переводчице. Она его несколько раз пробовала прервать, но безуспешно. Когда же он закончил, она, невинно поморгав ресничками, сказала:

- Юра, повтори еще раз, пожалуйста.

И он не смог.

Тяжело нам, переводчикам, с ними. А им с нами.