Category: лытдыбр

Про день рождения, любовь и марафон

Не так давно у tat_oshka был пост о детских днях рождения, память о которых удивительным образом не сохранилась.
У меня где-то примерно так же.
То есть, они несомненно были, эти дни рождения. С праздничным ужином, с маминым самопечным тортом, очередным «негром в пене» или «наполеоном», с подарками, не с теми, которые по мнению взрослых разумны, полезны и «пригодятся», а самыми настоящими «мишками, куклами и хлопушками», но вот все это не помнится абсолютно.
Хотя нет.
Collapse )

Попался!

- Дурацкая книжка! – Принцесса звонко захлопнула книжку.
- Ты просто не любишь читать, - не отрываясь от вязания, заметил Змей Горыныч.
- Потому что скучно!
- Читать надо! – назидательно сказал Змей Горыныч, вздохнул и поправил сползшую петлю.
- Чего это! – фыркнула Принцесса.
- А того! – Змей Горыныч отложил вязание и выразительно посмотрел на Принцессу. Та качалась на стуле, перекатывая во рту жвачку. – Потому что, а то…
- А то что? – Принцесса вынула изо рта жвачку, скатала шарик и незаметно приклеила его к стулу. – А то замуж не возьмут, да?
- Тебя и так не возьмут, - буркнул Змей Горыныч и снова взялся за вязание.
- Меня? Меня не возьмут?! Да я! Да ты! Да вот увидишь!
- Лицевая, изнаночная, лицевая, изнаночная… - забормотал Змей Горыныч, спицы быстро мелькали в огромных лапах, тонко и мелодично ударяясь друг о друга.
Collapse )

Цветная капуста

Мама моя, добрая женщина, дала нам цветной капусты со словами – берите, дети, мы такое все равно не едим. А соседка Вера сказала – это так вкусно, так вкусно. Но, как и насколько, уточнять не стала.
Я с цветной капустой сталкивалась лицом к лицу только в пору Любкиного младенчества, когда дочь моя была беззубой и улыбчивой, и ее словарного запаса не хватало на то, чтобы подробно мне объяснить, почему есть то, что я для нее приготовила, абсолютно невозможно. И потому я варила ей супы из разных экзотических капуст и шпината, которые сама не осмеливалась даже пробовать по причине их цвета, запаха, консистенции и общей неэстетичности.
Но времена те давно прошли вместе с тягой к кулинарным экспериментам и прочим извращениям.
А капусту цветную я просто отварила. И теперь по всей квартире такой запах, будет у нас кто-то издох.
Троша хороший

Просто дыбр

После недели напряжённых трудовых будней наступили дни простого трудового подвига - вчера я вылизывала до блеска квартиру (ребенок вечером уточнила: "Ты точно её ВЫЛИЗЫВАЛА?"), сегодня читала до умопромачения френд-ленту и занималась приятным делом - выставляла счета. Можно считать, по меньшей мере, два дня прожиты не зря.

Муж приобрёл себе новую игрушку - фотоаппарат. Теперь каждый вечер, на балконе, свесившись с семьмого этажа, он фотографирует близлежайшие помойки в ярком свете софитов луны, каждый раз выискивая новый, все более удачный ракурс.

Попало в объектив и самое ценное, что у него есть.
Поэтому, прошу:Collapse )

Рынок

Мне нравится ходить на рынок. От нашего дома до него идти минут десять, примерно столько же как и до трех супермаркетов. Но в супермаркетах все как-то обезличено, побросаешь в корзинку продукты и дуешь на кассу. На рынке своя особая атмосфера. Так как по натуре я все-таки консерватор, то предпочитаю покупать всегда у одних и тех же. Я их знаю, они меня (точнее нас - Любка-Бубка мой хвостик) знают.
Масло и сыр мы покупаем у худенькой брюнетки. Молочные продукты у тетеньки с уставшим и всегда недовольным выражением лица.  Но, Боже мой, как ловко и проворно она работает! А что выражение лица, так я повторяю про себя слова своей начальницы "А может у нее живот сегодня болит?" и вижу не недовольное лицо, а только проворные руки. Конфеты и печенье мы берем у высокой красивой блондинки, она, завидев нас, улыбается и сообщает: "А сегодня как раз привезли ваши любимые мюсли". Мы не можем пройти мимо наших любимых мюслей, и хотя они не так уж нам и нужны, берем и их до кучи. Курицу и всякие там вкусности из курицы - это у невысокой блондинки напротив блондинки конфетной. А фрукты - у бабенки с хитроватым прищуром глаз. Я догадываюсь, что она обвешивает, но ничего не могу с собой поделать, нас так к ней и тянет. Она очень колоритная особа, и смотреть на нее - одно удовольствие. Овощи по сезону покупаем у одного дедушки. Какая у него капуста! Даже ранней весной, когда у всех остальных капуста деревянно-спресованная, у него такая мягкая и сочная, что жаль из нее щи варить - такую только на салат! А вчера мы брали у него свежие огурчики - слааааадкииииие! А еще он на моего папу похож, только постарше. Таких дети любят. Как там у земляка Некрасова: "И, смеясь, рукою дряхлой гладил он детские головки белые как лен".
А вот детскую одежку мне нравится покупать в небольшом магазинчике, даже не магазинчике, а закутке в магазинчике, который держит милая армянская пара - муж и жена. Сейчас она худеет. По мне, она безумно хороша и так, но если ей будет внутри себя лучше, когда она похудеет, я буду очень рада.
- В нашей компании все толстые,  - доверительно сообщает она мне своим чудным бархатным голосом с мягким южным акцентом и вдруг ахает - У нас на той неделе такой случай был в магазине! Мальчик потерялся. Как раз папа работал, я ему звоню, а он "мне не до тебя, мы мальчика ищем".
И я вижу, как на кончиках ее бархатных ресниц подрагивает слеза.
Я знаю эту историю от мамы потерявшегося мальчика. Мы работаем с ней вместе, часто вместе гуляем с детьми. У Оли также дрожал голос, и в глазах стояли слезы от пережитого, когда она мне это рассказывала, в то время как сам "виновник" пытался в этот момент отобрать игрушку у Любы.
- Папа его и нашел. Он на пожарную лесенку забрался.
Да, так и было. Мишка сидел на самом верху пожарной лесенки и весело наблюдал, как взрослые в суматохе бегают внизу. Муж моей чудесной армяночки (она так славно зовет его "папа"), забыв и про свой закуток детской одежды и про покупателей, бегал вместе с Олей и нашел-таки маленького проказника.
Я знаю, что после этого буду любить их еще сильнее, мы однажды сами испытали нечто похожее, когда Люба спряталась от нас в супермаркете за полками...

А еще на рынке работают кошки.
Больше всего кошек работает у рыбы. Хотя я подозреваю, что это все-таки коты. Они худые, поджарые, у некоторых не хватает полуха (отморозили или потеряли в драке?), кто-то ковыляет на трех лапах. Но какой у них взгляд! Ничуть не забитый, гордый и хамовато-вызывающий. Они - пираты! И хотя по виду они - капитаны Флинты и Джоны Сильверы, в глубине души каждого живет Бен Ган.
Есть коты породой повыше. Они работают в павильонах. Один торгует женскими блузами больших размеров. У него есть свой стул, а зимой его укрывают пуховым платком. Он сер, полосат и толстоморд. А еще есть кошка Машка, которая продает бижутерию.
Кошка недавно окотилась. Она лежит в коробке на улице, потому что жарко, с двумя котятами. Один - трехцветный как мама, девочка, второй - сер, полосат и пока еще не толстоморд, но сразу видно, кто отец. Он постоянно вылезает из коробки и норовит удрать.
Позавчера две девчонки, торгующие на рынке, протирали ему глаза каким-то кошачьим лекарством. Котенок подвывал и норовил укусить за руку ту, которая его держала, или достать лапой ту, которая протирала глаз. Ему никак это не удавалось, но он с маниакальным упорством лягушки в кувшине отчаянно сопротивлялся доброму делу. Та девчонка, что протирала, делала ему внушение:
- Кто из нас больной? Ты - больной! Так что лечись и не выеживайся!
А котенок выеживался и выеживался. А его мамашка благосклонно взирала на происходящее из коробки. Мы с Любой остановились посмотреть на выеживающегося котенка, но кошка нам сказала:
- Нечего тут стоять. Идите, куда шли!
И мы пошли себе дальше...