Category: музыка

Внимание! Вопрос!

А есть ли такие супергерои на свете, у которых режим за новогодние праздники не сдвинулся?
Мы, например, очень быстро перешли на режим «Носферату, Принц Ночи». Ложились спать с петухами, а вставали, когда сумерки опускались на землю, и то исключительно для того, чтобы попить кровушки поесть и послоняться без дела.
Но зато вчера умный организм затребовал уложить себя в кроватку в 10 часов вечера, и нам всем даже удалось бы выспаться, если бы коты гады проклятущие не устроили джаз-бэнд. На ударниках был, разумеется, Трофим. За вокал отвечала Лулу. А саксофон достался рыжему дурачку Фиме. Фима в ноты не попадал, но звучал громко и убедительно. Итог: выспаться не удалось.
А у брата вообще они всей семьей, возглавляемые кошкой, до 4 часов утра ловили сбежавшего хомяка. Ну ничо так ночка получилась. Бодренькая.

А вы как сегодня?

Collapse )

Самодеятельность и молдаванские танцы

Вчера в очередной раз порадовалась, что Любка не идет на свой выпускной, на этот праздник жизни, фейерверк крылатых фей-аниматоров и плюшевых трансформеров.
Потому что на выпускном родители будут петь песню. Оду первой учительнице.
Слова народные. Музыка, надо полагать, тоже народная. Исполняет заслуженный хор краснознаменной песни и пляски, дважды лауреат орденов и медалей и прочих закулисных интриг и заслуг.
Collapse )

Дуэт

Уже два часа сижу и слушаю, как соседи сверху чехвостят девочку-подростка. Сегодня роль первой скрипки у матери. Фальцет, но временами фальшивит и переходит на визг.
Отец – басы – вступает в положенное время, ровно и раскатисто.
Девочка оттявкивается, но как-то вяло и без энтузиазма.
Collapse )

О раннем развитии замолвите слово...

Любкина подружка, Варвара, человек крайне занятой. К почетному званию круглой отличницы бонусом идут всякие развивающие мероприятия. То есть, «драмкружок, кружок по фото, да еще и петь охота» - это лайт-версия. А с поправкой на нынешние реалии это выглядит так: танцы, гимнастика, языки иностранные 2 шт., курсы ораторского мастерства, изостудия, математический кружок и это только то, что я знаю. Каждый миллиметр Варвариной жизни посвящен развитию и самосовершенствованию.
Collapse )

Соблазнитель

Выхожу из магазина. На ступеньках стоят двое: мужчина и женщина.
- Ну поедем ко мне, - умоляюще говорит мужчина. – Поедем. У меня котлетки. С пюрешечкой.
И так он это все произносит, бархатно, соблазнительно, волнующим баритоном, что прямо – хлоп! – и лампочки разноцветные загораются, а в животе бабочки скребутся, тьфу, порхают. Порхают, мать твою, бабочки!
Обратно иду, их уже нет. Я понимаю. Я б тоже не устояла.

Фома удивлён, Фома возмущен. Неправда, товарищи! Это не сон!

Вчера позвонил чудесный мужской баритон:
- Я по объявлению. Вы продаёте детские лыжные ботинки?
Это, наконец-то, выпал долгожданный снег, и наступила третья школьная четверть.
Баритон пообещал заехать за ботинками в 9 утра.

Звонок в дверь.
- А я за ботиночками.
В живую Баритон прекрасен как Аполлон.
Сейчас-сейчас, сию минуточку. Вот правый ботинок. А где же левый? Люба, мать твою, где левый ботинок?
Баритон Аполлонович торжественно сопровождается на кухню. Чай, кофе, булочки с корицей? Вы тут располагайтесь поудобнее, а мы сейчас ботиночки найдем, упакуем, всё будет гуд и окей.
Баритон пьёт чай с булочками. Где же этот чёртов ботинок?
Вы не беспокойтесь, сейчас всё будет. Всё. Будет. Ботинок где?

Ботинок найден, Баритон счастлив, а я-то как счастлива. Вдвойне, втройне и вчетверне.

Звонок по телефону.
- Доброе утро! Мы вчера с вами договаривались насчет ботинок. Я подъехал, скажите, пожалуйста, номер вашей квартиры.

Какие ботинки? Баритон, ты ж уехал полчаса назад, прихватив ботинки, булочки с корицей и моё разбитое сердце.

И тут до меня начинает доходить… 9 часов утра… Я в постели… Значит…
Товарищи! Это же совершенно нечестно! Протестую!

Гость с юга

У моего мужа, как у человека южного, родившегося и выросшего на берегу тёплого Черного моря, очень сложные взаимоотношения с зимой. Каждый раз она наступает для него внезапно, подкрадывается, нападает из-за спины. И каждый раз он искренне, совершенно по-детски недоумевает – как же так, еще только декабрь месяц, а снега навалило целые сугробы, и столбик термометра стремительно падает вниз, куда-то за минус двадцать. И все последние семнадцать лет он наивно надеется, что уж в этом-то году зима точно не наступит, по берегам Волги зазеленеют пальмы, а на елках вырастут мандарины. И инжир. Он очень любит инжир.

Первые три года после свадьбы я уговаривала его купить ему дубленку. А он с замершей сосулькой под носом яростно доказывал мне, что зимняя куртка или пуховик согревают ничуть не хуже. Сосулька лишь мелодично позванивала в такт его словам. Потом дубленка была всё-таки куплена, и теперь, уткнувши длинный нос в меховой воротник, он также яростно доказывает мне обратное.

А сегодня мой муж сделал поразительное открытие. Он сказал:

- Ты знаешь! Рукавицы согревают руки лучше перчаток!

Я зашлась от хохота:

- Ты только сейчас это понял?

А он обиделся. Ну как же, как же, сами мы не местные, всего каких-то семнадцать лет живем в этой заснеженной пустоши, вдали от теплых южных берегов.

Ну, ничего, милый, пройдет еще каких-нибудь семнадцать лет, и ты откроешь для себя еще что-нибудь важное и полезное.

Старые песни о главном

Маленькая девочка лет пяти идет за ручку с мамой и старательно тоненьким голоском выводит: «Муси-пуси, миленький мой, я вся горю, я вся во вкусе рядом с тобой…».
Ох, как же подмывает ханжески поджать губы…

 

Мы в детстве тоже не только строем ходили и не только «Солнечный круг» и «Взвейтесь кострами» распевали. Тогда, лет -цать назад, собираясь во дворах, мы пели грустные-прегрустные песни про любовь, про коварных изменщиц и изменников, и всё это было густо сдобрено тюремной романтикой.  Песни были приблатненными, с легким криминальным налётом, а уж если в конце «все умерли» - это было верхом дворового песенного творчества.

«Вот я вам случай расскажу,
Своими видел я глазами:
Судили девушку одну,
Она дитя была годами»

Заунывно тянули мы привычный мотив. Песня была, как водится, очень жалостливая. Она любила. Он нет. И (логичный финал) она его зарезала. А чё? Именно так и надо поступать с ними, которые любить отказываются. И такая эта история трогательная, душещипательная, что в зале суда все рыдали-рыдали и, конечно,

«Никто не видел, как она
Кусочек яду проглотила»

Никто, представляете, не видел. А судьи так и вообще ничего не заметили (кстати, да, очень трудно заметить, когда кто-то рядом в предсмертных конвульсиях бьется) и оправдательный приговор вынесли (очень такой логичный приговор, ведь все знают, если девушка парня любит, а он её нет, то он, разумеется, гад и достоин смерти).

А последние строки:

«О, встань же, встань, моё дитя,
Тебя ведь судьи оправдали.
Тра-ля-ля-ля. Тра-ля-ля-ля
И в зале громко все рыдали»

мы уже завершали под аккомпанемент хлюпающих носов и моргание покрасневших глаз. Ну жалостливая песня, говорю.

 

А еще мы любили песни с торжеством справедливости в финальных аккордах, когда коварная изменщица прямо втаптывалась в грязь оскорбленным героем. Например, эту, в которой парень уходил в армию, и там, в армии устраивал своей девушке проверку на вшивость, мол, всё, дорогая, попал под танк, ноги гранатой оторвало на фиг, враг в лицо серной кислотой плеснул и тыды и тыпы. В армии, конечно, заняться больше нечем, только такие проверки устраивать. А она, коварная изменщица, сразу от него, героя, отказывалась и письмо ему убийственного содержания в армию слала:

«Ковыляй потихонечку,
А меня позабудь.
Заживут твои ноженьки,
Проживешь как-нибудь».

Во, ведь ведьма!
А герой-то наш, не лыком шитый, в конце песни домой возвращался, да не просто так, а

«И лицо не обожжено,
И вся грудь в орденах»

(Где он в армии этих орденов надыбал, непонятно. Может значками увешался – для мести коварной изменщице сойдет) и одной фразой эту подлюку в порошок стирал.
Наши детские сердца ликовали – справедливость восторжествовала!

 

И, конечно, ни одна дворовая посиделка не обходилась без Мурки. Классика жанра, как говорит мой муж.

«Там сидела Мурка
В кожаной тужурке,
И у ей под юбкой
Был наган»

Впрочем, вместо нагана под юбкой мы горланили «А с нею был какой-то мальчуган». Потому как наганом под юбкой никого не удивишь, а вот от мальчугана нежное сердце главаря банды трепетало и жаждало мщения…

 

Идет девочка с мамой и поёт про «муси-пуси». И я не буду ханжески поджимать губы. Цать лет назад – это же, по сути, было так недавно…

Лето кончилось нежданно

и за окном зашуршал тихий осенний дождик, повисая тяжелыми каплями на предательски желтеющих листьях.
Еще буквально несколько дней назад мы изнывали от жары, кучкуясь у всевозможных водоемов, и мечтали о быстром и стремительном летнем ливне,с шумом роняющем тяжелые крупные капли на раскаленный асфальт. А вместо этого нам на ухо шепчет свои грустные осенние песни мелкий дождик, а в городе на каждом углу натыкаешься на школьные ярмарки, и с обложек девчоночьих дневников серьезно и мрачно смотрят на прохожих герои майеровских Сумерек - незатейливое утешение, что первого сентября в школе тебя будут ждать не только непостижимая алгебра, крикливая историчка, трояк за сочинение со списанными умными мыслями, суровый физрук с неизменным свистком на шее, но и ОН. Угловатый и вытянувшийся за лето,прыщавый и лопоухий, с выгоревшей челкой, но если посмотреть на него в профиль, он так похож на Эдварда. Он будет стоять на крыльце вместе с другими пацанами, неуклюже сплевывать сквозь зубы, делая вид, что смеется вместе со всеми на "взрослый" анекдот, рассказанный Ивановым, а на самом деле поглядывая на стайку девчонок, щебечущих рядом. А ты будешь стоять там же и с замиранием сердца ловить его взгляды... А потом сплетница Синицына расскажет, что ОН все лето гулял с Катькой из "Б" класса, и их два раза видели в парке целующимися...

У меня это все в прошлом. И от примет наступающей осени остался разве что аромат яблок на веранде...