Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

На все случаи жизни

Утро началось с того, что телефон мужа разрывался на части от бряканья уведомлений.
Любка привычно пошутила насчет лайков от поклонниц, но, когда телефон раскалился добела и за пятнадцать секунд двадцать пять раз издал натужное «дзыыыынь», всем стало не до смеха.
Collapse )

Внезапно



У нас это… родители в родительском чатике затеяли флешмоб «Хочу в школу».
Предлагают поучаствовать. Снять видео-ролик, можно в пижаме. Вот так и написали, мол, если хотите, можете в пижаме.
Collapse )

Дела текущие

Сегодня опять вышла в родительский чат – анекдоты и мемы про коронавирус становятся несколько однообразны, а хочется чего-то оригинального и живого человеческого слова.

Живых слов в чате оказалось много. Еще бы, там жизнь, а не карантинный суррогат.

Collapse )

Буквы разные писать тонким перышком в тетрадь учат в школе, учат в школе, учат в школе...

Когда все пошло по… (зачеркнуто), когда мир утратил прежнее равновесие, и жизнь стремительно понеслась под откос, самое меньшее о чем хочется думать – это о ребенковской школе и об этом бл.. (зачеркнуто) дистанционном обучении.
Я вообще включила режим энергосбережения, а в режим энергосбережения школа по понятным причинам не вписывается. Мне хватает танцев с бубнами в обычной повседневной сфере, так что школа – нравится это кому или не нравится – пусть свои танцы с бубнами танцует сама.
Collapse )

***

Любовь Игоревна – классический хрестоматийный подросток.
Когда моя дочь не в школе и не на тренировке, я наблюдаю ее исключительно в положении «лежа на диване втыкаю в телефон». При этом она как-то умудряется вполне сносно учиться, не иначе она завела себе робота.
Collapse )

Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви

Вчера я купила три кружки, потому что в доме обнаружился резкий дефицит этих предметов посуды. Мы не снимаем стресс, колотя о стенки и чужие головы фарфоровые чашки и стеклянные стаканы, вовсе нет. Просто Любка выращивает авокадо. И теперь почти все кружки и чашки в доме заняты авокадовыми косточками, которые вот-вот должны дать корни.

Как по мне, так авокадо редкостная гадость, даже хуже, чем сельдерей. Но Любка со мной не согласна. Она считает, что у авокадо нежный ореховый вкус и тонкое послевкусие. Она покупает авокадо в магазине, проверяет его мягкость, придирчиво сравнивает отобранные особи авокадо по цвету.

Я не возражаю против поедания авокадо. По крайней мере, это единственный овощ (авокадо – овощ?), который Любка ест без скандала, напоминаний и часовых лекций о пользе овощей и фруктов для детского организма.

Но меня пугает эта безмолвная рота безликих авокадовых скелетов, оккупировавших все кружки и чашки в доме.

Еще Любка коллекционирует кактусы. Каждый кактус – яркая индивидуальность. Николай, Филимон, Афанасий, Хлоя, Пушок, Пятница, Константин Дмитриевич. Имена путать нельзя. Кактусы легко ранимы и быстро обижаются. Если кто-то кактусов бывает покусан кем-нибудь из котов, Любка его (кактус, не кота) утешает и требует от нас бурного проявления сочувствия. Мы проявляем, хотя эти твари так живучи, что простым котом их не возьмешь.

Иное дело авокадовые косточки. Некоторые из них уже так долго пытаются пустить корни, что начинают подванивать. Мы с мужем их тайком выбрасываем, но это не спасает – авокады множатся в геометрической прогрессии.

- Почему ты так не любишь цветы? – спрашивает Любка, пришпиливая очередную косточку авокадо зубочистками.

- Я? Я не люблю? Я люблю! – говорю я и цитирую Гумилева. – У меня не живут цветы, красотой их на миг я обманут. Постоят день, другой и завянут. У меня не живут цветы…

Там дальше еще про птиц, которых я тоже люблю, но Любка строго меня прерывает. Стихи – не ее профиль.

Не, на самом деле я люблю цветы. Я живу среди кактусов, соседка Вера выращивает орхидеи, мама устроила зимний сад в своей трехкомнатной квартире. А моя бабушка… да у моей бабушки вообще был целый розарий.

Collapse )

Еще раз про ПроектЪ

Школьное начальство ждет от всех родителей пятиклассников до Нового года написанную основную часть проекта «Моя семья в годы ВОВ». А сколько там осталось до того Нового года?
Любка сохраняет олимпийское спокойствие. Они с папаней сидят на больничном и в данный момент режутся в какую-то дебильную он-лайн игрушку с немцами. Папаня кричит: «русские не сдаются», Любка ругается мазерфаками и факиншитами (ей можно, у нее по олимпиаде по английскому одна ошибка), а что кричат немцы наверно, гитлер капут, мы не знаем.
Я же, как безответственная мать пятиклассника, о проекте периодически вспоминаю недобрым и емким – да простят меня интеллигентные читатели - матерным словом «хуйня».
Collapse )

Родительское собрание, запреты телефонов и Проект

Эх, не те нынче пошли родительские собрания, не те. Где прежний задор, огонек, драйв? Где поименное обличение всех нарушивших и преступивших? Где почетное разворачивание свитков с фамилиями любимчиков отличников боевой и политической? Где, я вас спрашиваю?
Мы бронировали лучшие места в партере еще в конце прошлого учебного года, и что? Что мы видим?
Новая классная ЮА пытается свернуть собрание быстро, уложившись в академический час, фамилий не называет, двоечников и хулиганов прилюдно не позорит. Да она второе собрание ведет в одном и том же платье. Матери нашего класс недовольны. Вот у прежней классной, у ОВ, на каждое собрание – свой вечерний туалет. С гармонично подобранными аксессуарами. А тут…
- Ну скажите нам, может они хулиганят? – с надеждой в голосе спрашивает мама М.
Collapse )

Могу снег чистить, кирпичи класть или переводчиком... английский я знaю (С)

Не сказать, чтобы часто, но периодически, бывает, мне поступают разные предложения о трудоустройстве. Мироздание не желает мириться с моей свободой.
Так за последние два года меня соблазняли вернуться к себе в отдел в качестве главного специалиста, звали на должность технического редактора и ведущим переводчиком на Газовые Турбины и на Судоверфь. Последнее меня слегка позабавило.
Collapse )