Category: технологии

Искусственный интеллект

Муж мой считает меня ретроградкой, а себя ратующим за технический прогресс. Он любит гаджеты, всякие электронные штучки, добавки, прибавки, примочки, мигающие лампочки, самодвигающиеся хреновины, разные штуки с моторчиком и прочая, и прочая. Он убежден, что если при стирке белья добавить Ленор, а потом развесить мокрое белье на веревке сморщенными говешками, то после высыхания белье чудодейственным образом станет мягким и гладким, как после утюга. Ну и, конечно, мой муж свято верит в искусственный интеллект и его – интеллекта – победу над жалким и несовершенным человеческим умом. Он ведет пространные беседы с Алисой и Гуглом, хотя те понимают его плохо, примерно, как кассирша на автобусной станции в черногорском городе Бар, которая продала ему билет до Будвы вместо Котора, куда бы он и уехал в счастливом неведении, не будь с ним рядом ретроградки-жены.

Collapse )

Интимное предложение

Самое интимное и неприличное предложение сделал мне англичанин Роберт.
Это произошло в литейном цеху, лет пятнадцать назад, где группа англичан, высоких жилистых мужиков с большими крепкими руками, устанавливала робот для литья лопаток. Англичане были шумны, веселы, говорили на немыслимом кокни, по вечерам предпочитали крепкие напитки.
А Роберт был инженером.
Молодым, рыжим, вихрастым, с задорными веснушками, щедрой россыпью рассыпанной на породистом лице.
И вот там в литейке, среди огнедышащих мартенов Роберт сказал мне, наклонившись чуть ближе, чем следовало, и почти прижавшись губами к уху.
Collapse )

Жестокая Голактика

Баян, конечно.
Мы с мужем читали это лет 15 назад точно или около того. Рассказ запал в душу, что называется.

Итак:
Апрельский конкурс игрожура «СИ» на лучший фантастический рассказ. Некий Лобанов Александр (тогда еще неизвестный) ощутил в себе силы участвовать в конкурсе и, вероятно, победить.


Collapse )

Страшненькое на ночь

Настя с Любой бегают по огороду, и Настя вопит:
-Нам надо подключить интернет! Нам обязательно надо подключить интернет! Только он поможет нам спастись от робота-вурдалака!
Вот так. Это вам не абы что, а робот, да еще и вурдалак.

Однажды в командировке, когда я работала с ребятами-конструкторами, мы с Колей Комаровым на выходные отправились в Диснейленд. Дело было накануне аудита, все нервничали, и Коля сказал:
- Оль, а давай махнем в Диснейленд! Покатаемся на Индиане Джонс, прооремся там как следует, стресс снимем.
И мы поехали. И проораись. И стресс сняли. Обошли оба парка, и, конечно, побывали в домике с привидениями. Я в нем и раньше была, но как-то так, без особых впечатлений. Ну, домик. Ну, с приведениями. А тут, едем с Колей по этому домику в катафалке, и тут Коля говорит:
- Смотри, какая здесь невеста.
А там и правда, на протяжении всего путешествия по домику появляется невеста. Сначала молоденькая, потом все старше и старше, потом старуха и, наконец, одни черепушки в фате. И поет арию какую-то. Или музыка это там общим фоном.
А вечером, в гостинице, легла я спать и вдруг слышу - ОНА ПОЕТ! Я одело на себя натянула по самые уши - поет! С кровати слезть страшно. Набравши в грудь побольше воздуха, я все-таки включила ночник, слезла с кровати, зажгла весь свет, все везде осмотрела. Потом открыла окно. Оно выходило на бульвар Ришар Ленуар, там всегда ночью так шумно - машины и мотоциклы гоняют, и я никогда на ночь окно не открывала, а то фиг уснешь. Но тут я решила - пусть лучше уличный шум, чем инфернальное пение. Еще немного побродила по комнате и, вроде бы как успокоившись, легла. ОНА ЗАПЕЛА СНОВА. В общем, где-то с неделю  она периодически меня навещала, потом ей, видимо, надоело. А еще спустя несколько дней я ребятам рассказала, как же мне было страшно. И все из-за Коли - зачем акцентировал мое внимание на этом ужасе. Ребята посмеялись и сказали:
- Оль, ну что ты не позвонила кому-нибудь из нас, когда тебе было так страшно?
- Ага, будто бы я не знаю, вы мне бы потом несколько ночей названивали и пели в трубку.
Они уже были готовы возразить, что, мол, плохо я о них думаю, но тут Леха признался:
- Названивали бы, конечно.